Rambler's Top100

Михаил Денисов, Виктор Милитарев

Гипотезы об экономической составляющей путинского правления

 

В вопросе выбора между наслаждением властью и укреплением позиций страны в мировом соотношении сил Путин выбирает второе, тогда как Ельцин выбрал первое. По второму пути шли такие разные властители, как Наполеон, Сталин, Гитлер, Гладстон, Дизраэли, Черчилль, большинство американских президентов. Результаты были разными даже у первой тройки: Сталин добился частичного успеха, Наполеон и Гитлер понизили силовой рэйтинг своих стран. Не добились успеха и многие из более «мирных» вождей. Так что намерения, естественно, не гарантируют желаемого. Но само стремление выражено Путиным отчетливо.

     Модель экономики, доставшаяся Путину в наследство от Ельцина, стратегически проигрышна именно в этом смысле. Она очень выгодна олигархическим и более мелким мафиозным кланам, то есть включенным в них чиновникам и бизнесменам, но ресурс ее составляет не более, чем несколько десятилетий. И если дать этой модели выработать весь ее ресурс, от страны останутся рожки да ножки.

     По наследству в окружении Путина из экономистов преобладают экономисты либерального направления. В связи с этим уместно очертить проблематику либерального наследства.

     Неизвестно, может ли либеральная модель экономики стать эффективной в российских географических и климатических условиях, определяющих самые высокие в мире энергозатраты на производство, транспорт и просто выживание людей. Впрочем, неизвестны также страны, где бы она (в чистом виде) реализовалась и была эффективной. Но путь к ее гипотетической эффективности загроможден серьезными препятствиями. Часть из них привела к ельцинской экономике. Какие-то из препятствий устарели, зато появились новые.

     Конструкторы ельцинской экономической модели Гайдар и Чубайс декларировали приверженность либеральной модели. Некоторые же либеральные экономисты и публицисты отрицают это и утверждают, что в правительстве Ельцина был только один либеральный экономист – Лопухин, которого довольно быстро изгнали.

     Тут налицо аналогия с ленинизмом: некоторые говорят, что Сталин реализовал ленинизм, другие это отрицают.

     Наблюдатели, находящиеся вне либерализма и ленинизма, в большинстве склоняются в пользу того, что модели в большей мере реализовались.

     В пользу либералов говорит то различие, что Ельцин себя либералом не называл, а Черномырдин вообще изъяснялся нарочито невнятно, говорил про «нормальную» экономику. Да и времени у них было меньше, чем у Сталина.

     Истоки экономического наследства, доставшегося Путину, восходят к Петру Первому, которого «творчески» развил Сталин и другие советские вожди. Это ВПК, финансируемый за счет продажи сырья или – как раньше – других «даров природы». И геополитически у Путина замены этому нет: ему не обойтись без сильной армии, а значит, и без соответствующего производства и связанных с ним научно-технических структур.

     Где Путину взять на это деньги? Иностранных инвестиций на это не будет как из-за их экономической невыгодности (недаром же российские продавцы сырья оставляют деньги за границей, а не вкладывают в российскую экономику), так и по политическим соображениям – зачем американцам усиливать российскую военную мощь? Так что придется отбирать в пользу государства часть доходов от продажи сырья у олигархов и чиновников, кормящихся в олигархических схемах.

     Либеральные экономисты в окружении Путина говорят, что у них заготовлены реалистические «цивилизованные» схемы для такого перераспределения в комплексе более широких мер.

     Но по-настоящему порулить Путин им, по нашему мнению, не даст. Он будет действовать «по обстановке», прислушиваясь к той команде, которую выберет. Если результаты ему не понравятся, года через полтора-два сменит команду.

     Вторая экономическая сила, которая будет играть роль во всех этих процессах, – это Центробанк. Геращенко – если надолго сохранится – будет, по нашему мнению, лоббировать идею ограничения вывоза капитала при помощи различных средств.

     Как Путин будет бороться с олигархами? Теперешняя олигархия, грубо говоря, состоит из двух частей: влияния на кадровые вопросы и привилегий в бизнесе по отношению ко всем остальным. Как бороться с первым более или менее понятно: Путин будет назначать новых людей, не связанных с крупными олигархическими кланами. В вопросах же отбирания привилегий, в особенности косвенных, ему предстоит многому научиться.

 

 

Rambler's Top100