Rambler's Top100

Куда ведет дорога в никуда?

 

Мой прошлый текст кончался словами: “И теперь, мужики, сколько я понимаю, надеются, что их пикет на Горбатом мосту окажется ферментом и катализатором всероссийского публичного покаяния путем к мирному отстранению режима от власти в ходе будущего всероссийского движения солидарности людей труда.

 Реалистична ли эта цель, и что нужно делать в случае, если она окажется реалистичной, для ее осуществления - тема следующего разговора”.

 Итак, реалистична ли эта цель?  Если шахтеры рассчитывают на то, что их пикет окажется центром консолидации всероссийского протестного движения, просто за счет того, что все большая часть населения страны отрицательно относится к существующей власти, а такое всероссийское протестное движение вынудит президента и правительство к отставке, то при такой постановке задачи эта цель, безусловно, нереалистична, даже в первой части.

 Да, значительная часть населения крайне негативно относится к существующим властям. Да, значительная часть населения желает отставки президента и правительства. Да, значительная часть населения говорит о том, что поддерживает акцию шахтеров. Да, значительная часть населения говорит, что в случае чего и сама готова лечь на рельсы. И все-таки этого совершенно недостаточно даже просто для консолидации сравнительно массового протестного движения.

 Мне могут возразить, что в 1990-1991 годах даже сравнительно меньшее по размаху недовольство режимом Горбачева привело в конечном счете к его смещению. Да, это так. Возможно даже, что эта цель была бы достигнута даже  в том случае, если бы и не произошла так удачно подвернувшаяся демократам под руку бездарная авантюра ГКЧПистов.  А сейчас, даже и почти 100%-ное недовольство режимом может не привести к его смене.

 Дело все в том, что в 1990-1991 годах недовольство режимом усиливалось массовым оптимизмом, массовой уверенностью в том, что достаточно передать власть Ельцину и демократам, да радикализировать рыночные реформы, и все проблемы страны разрешатся, вся жизнь в стране повернется к лучшему. Сегодня этой надежды нет.

 Сегодня активнейшая неприязнь значительной части населения ельцинскому режиму и проводимому им курсу нейтрализуется страхом неизвестности, страхом перед теми, пока неизвестными, силами, которые могут прийти к власти.  Это все усиливается еще и сильнейшим кризисом доверия почти ко всем известным публичным политикам.

 В такой ситуации многие, очень многие предпочитают терпение, не без основания предполагая, что привычное зло лучше неизвестности.

 Но даже, если бы все вышеупомянутые факторы каким-то чудом удалось нейтрализовать, это все равно не привело бы к успеху замысла лидеров шахтерского пикета.

 В самом деле, предположим, что граждане сейчас не испытывали бы того страха перед будущим, которого испытывают. Предположим еще более  невероятное обстоятельство: что большинство населения одновременно с неприязнью к ельцинскому правлению испытывали бы оптимизм перед будущим. Пошли бы они за шахтерами? Думаю, что нет.

 Потому, что даже при таких условиях пойти за людьми, единственный  значимый лозунг которых – это “В отставку президента и правительство!”, это значит пойти в никуда и при этом практически не за кем. И народ опять, как и в обстоятельствах, описанных несколькими абзацами выше, предпочтет привычное зло опасной неизвестности.

 Но предположим совсем уж невероятные обстоятельства, что и эти факторы удалось бы каким-то совершенным чудом нейтрализовать. Пусть граждане проигнорировали бы полное отсутствие позитивной программы у пикетчиков. Пусть бы несмотря на все выше сказанное массы граждан захотели бы присоединиться к шахтерам. Что бы из этого вышло?

 А вышло бы из этого одно из двух. Либо, что гораздо более вероятно, по всей стране прошла бы волна пикетов, митингов, забастовок, манифестаций, которая очень быстро сошла бы на “нет” без всяких видимых последствий и для демонстрантов, и для властей. Либо, что гораздо менее вероятно, по всей стране прошли бы массовые и свирепые столкновения населения с властями, которые ввергли бы страну в кровавый хаос, независимо от того, были бы они жестоко подавлены властями, или нет.

 Таким образом, поставленная на сегодняшний день пикетчиками цель добиться отстранения ельцинского режима от власти путем организации массового протестного движения солидарности людей труда кажется мне совершенно нереалистичной. По крайней мере при той постановке задачи, как она поставлена сейчас.

 Обозначает ли вышесказанное, что поставленная задача в нынешних условиях абсолютно не решаема? Думаю, что нет. Думаю, что эта задача может быть разрешена. Но для того, чтобы эта задача стала решаемой, нужно изменить  ее постановку.

 Внимательный читатель, наверное, уже понял, куда я клоню. Страх граждан перед неизвестностью может быть преодолен, если предложить гражданам такой образ будущего, который покажется им приемлемым, и в реализуемость которого они окажутся способными поверить. Страх перед будущим, связанным с отсутствием позитивной программы  может быть разрешен аналогичным образом. Нужно предложить гражданам такую позитивную программу, которая опять же должна показаться им приемлемой и в реализуемость которой они оказались бы способными поверить.  А еще лучше, если бы эта программа, к тому же еще, выражала их осознанные и неосознанные желания. Наконец, опасность того, что неорганизованные массовые протестные действия граждан либо легко сойдут на “нет”, либо захлебнутся в крови, также легко преодолима. Попросту нужно помочь гражданам самоорганизоваться, выделить, так сказать, из своего состава организующую и направляющую силу. И при таких условиях, при наличии в составе протестующих масс согласовано действующего корпуса политических менеджеров, описанная выше опасность если не устраняется, то становится гораздо менее вероятной.

 Таким образом, моя главная мысль сводится к одному. Главное, чего не хватает пикетчикам - это владения современными политическими технологиями. Теми самыми технологиями, которые используются, например, при планировании и организации  успешных избирательных компаний.

 В прошлой статье я говорил: “Шахтеры, наконец, овладели минимально необходимыми навыками экономического, политического и управленческого анализа ситуации. Без всякого внесения сознания в массы трудящихся, просто за счет приличного качества советского среднего образования и пятилетки взаимодействия с объективной реальностью, данной в достаточно гнусных ощущениях”.

 Однако, для решения задачи овладения современными политическими технологиями среднего образования, здравого смысла и житейского опыта недостаточно.  Здесь уже требуется, так сказать, высшее образование. Так что до решения этой задачи шахтерам самим,  в одиночку не дойти. А денег оплачивать услуги политических консультантов и имиджмейкеров у них нет.

 Поэтому позволю себе пренебречь народной мудростью, гласящей “нет ничего легче, чем дать советы и вести переговоры в бане, и позволю себе дать некоторое количество рекомендаций технологического характера. Так что дальнейшую часть статьи можно рассматривать как нечто среднее между курсом молодого бойца в области политических технологий и аналитикой. Но  аналитикой, написанной не клиента за большие деньги, а симпатичным мне пикетчикам бесплатно. Еще одно отличие будет заключаться в том, что когда я как профессиональный политический консультант работаю с клиентом, то я часто даю ему советы, как с наименьшими затратами поэффективней навешать лапшу на уши населению. А здесь мне совесть не позволяет.

 Я неоднократно публично называл свою профессию политического консультанта валютной политической проституцией. Так вот, к данному случаю это не относится. Здесь я собираюсь давать свои советы  исключительно из личной и политической симпатии к шахтерам и любви к искусству.

 В конце концов политикой я всегда занимался из донкихотских побуждений, а политическим консультированием стал заниматься только после расстрела Белого дома, когда, на мой взгляд, возможность заниматься политикой в России на время исчезла. Так вот, шахтерский пикет и вообще летние забастовки кажутся мне симптомами того, что в России снова появляется возможность заниматься политикой.

 Прекращаю затянувшееся отступление личного характера и возвращаюсь к основной теме. Какие технологические ходы лучше всего подошли бы пикетчикам для реализации их целей? Научно обоснованного ответа на этот вопрос по моему мнению нет. Политическое консультирование на сегодняшний день является скорее искусством, чем наукой. Поэтому отвечу на этот вопрос, опираясь на собственную личную интуицию профессионала.

 Так вот, моя интуиция подсказывает мне, что шахтеры нащупали интуитивно самый правильный путь. Они чувствуют, что задача мирного и законного отстранения режима от власти легче всего решается возрождением политической атмосферы 1990=1991 годов. Единственное, чего они не понимают, это того, что тогда эта атмосфера возникла стихийно, в значительной мере сама собой, а сегодня, несмотря на сильное сходство сегодняшних настроений значительной части населения с тогдашними, она сама собой не возникнет.

 Спрашивается, что же делать? На мой взгляд, ответ достаточно прост, хотя и требует для своей реализации некоторых интеллектуальных усилий.  Во-первых, нужно проанализировать ситуацию 1990-1991 годов, выделить ее основные элементы и механизмы. Во-вторых, нужно попытаться найти технологии, при помощи которых эту ситуацию, возникшую в 1990-1991 годах естественным путем можно было бы сегодня воспроизвести искусственно.

 К решению этой задачи я и попробую приступить. Как писал Михаил Булгаков “ За мной, читатель!”

 Вспомним, что происходило в 1989-1991годах. Сначала активисты новорожденного демдвижения проводили акции с требованием отмены шестой статьи конституции. Потом участвовали в проведении выборов в Верховный Совет РСФСР , Моссовет и Ленсовет . Затем была кампания по подготовке референдумов  1991 года. Потом была агитация  за российский суверенитет.

 Уже тогда умным людям было ясно, а сегодня ясно почти всем, что цели всех этих компаний были вполне идиотские. Однако в данном случае мне это не важно. Я хочу здесь подчеркнуть только одно- и активистам этих кампаний, и значительной части населения эти цели были понятны и казались вполне реалистичными. Более того,  в ходе проведения этих компаний активисты участвовали в проведении всякого рода промежуточных видов деятельности: таких как сбор подписи, организация митингов и т.д. Эти промежуточные виды деятельности сплачивали активистов, предавали смысл повседневной политической работе, обучали их работать согласованно.

 Этот простенький анализ кажется мне вполне достаточным, чтобы понять, что нужно делать сейчас.  Нужно найти такие цели, которые сегодня будут для активистов и значительной части населения понятными и реалистичными. И к этим целям нужно добавить подходящие виды промежуточной деятельности.

 Судя по всему, как тогда, так и сейчас искомые цели не могут относиться напрямую  ни к идеологии, ни к экономике. Они должны иметь политический характер. Политический характер в том смысле, что они должны требовать каких-то выборов, референдумов, введения новых постов, отмены старых постов и т.д. и т.п. Может даже лучше назвать характер таких целей не столько политическим, сколько политико-процедурным. Но при этом большая часть таких целей должна иметь позитивный характер. Позитивный характер в том смысле, что если требуешь чего-то отменить, то тут же требуешь чего-0то ввести. Если требуешь кого-то выгнать в отставку, то тут же предлагаешь кого-то взамен и пр.

 Такая вот нехитрая наука политических технологий. Единственное отличие от того времени – что сегодня очень уж не хочется лохануться второй раз. Поэтому нужно проследить, чтобы процент идиотизма в новых целях был сведен до минимума. Совсем без идиотизма, боюсь, невозможно обойтись ни в одной политической кампании ни у нас, ни на западе.

 Попробую нарисовать свое видение стратегии по поиску таких целей.

Самый простой вариант, предложенной выше стратегии – это найти подходящего кандидата в президенты, и плавно переводить кампанию за отставку нынешних властей в агитационную кампанию за этого кандидата.

 Если такого кандидата на поверхности найти не удается, можно организовать, так сказать, изыскательскую кампанию по поиску такого кандидата.  Это приблизительно то, что в Америке называется “праймериз” – предварительные выборы. Впрочем, в наших условиях успех такой кампании мне кажется маловероятным.

 Если не получается ни первое, ни второе, то требуется либо найти, либо создать такую политическую силу, за победу которой можно было бы агитировать на парламентских выборах.

 Но при отсутствии подходящих президентских кандидатур, это требует параллельной кампании за легальное и законное изменение конституционного строя. То есть, в первом варианте, победы почти вчистую на выборах хотя бы в нижнюю палату парламента, с целью заполучить конституционное большинство. Это можно назвать стратегией Народного фронта. Впрочем, надо помнить, что по действующей конституции конституционного большинства в нижней палате не достаточно для изменения конституции, а требуется еще поддержка большинства в верхней палате и большинства в большинстве законодательных регионов.

 Поэтому проще второй вариант – требование созыва конституционного собрания и победа на выборах в него.

 

Rambler's Top100