Rambler's Top100

Виктор Милитарев, Михаил Малютин

ЧЕЧЕНСКАЯ  КАМПАНИЯ КАК ЗЕРКАЛО ЕЛЬЦИНСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА

 

Статья первая. Причины вооруженного конфликта в Чечне.

 

В предлагаемой серии статей мы хотим  попытаться  использовать чеченский конфликт как своеобразный индикатор, при взаимодействии с которым, проявляются скрытые  черты  функционирования  сегодняшнего политического режима в России.  Иными словами,  мы пробуем провести герменевтический анализ российской политики используя чеченские со бытия как базовый текст для такого анализа.  В такой постановке задачи нет ничего неожиданного.  И философ истории Коллингвуд и логик Хинтикка уподобляли работу, соответственно, историка-практика и логика-теоретика работе Шерлока Холмса,  вообще  работе  следователя.

 

Если уж  сыскарь  и следак выступают парадигматическим образцом для Истории и Логики, то уж наша сегодняшняя российская политика требует применения  метода  Шерлока Холмса не только по методологическим основаниям,  но и по прямым профессиональным интересам  специалистов по криминальным  историям  и расследованиям. К тому же скрытость и скрытность сегодняшней российской  политической  жизни  на  верхних этажах государственной  пирамиды откровенно напрашиваются на применение дедуктивного метода великого детектива. А уж история с Чечней вдвойне интересна для такой политгерменевтики и по скрытности, и по запутанности, и по криминальности.

 

Даже причины широкомасштабного вооруженного конфликта  в Чечне до  сих пор остаются довольно таки загадочными.  В самом деле,  еще весной 1994 года кое-кто из  высшего  начальства  всерьез  обсуждал возможность переговоров Ельцина с Дудаевы ,  а уже в конце июля устами Филатова было заявлено, что Москва не может мириться с существованием  в Чечне варварского средневекового режима,  осенью же начался неудавшийся автурхановский штурм Грозного.  И при  отсутствии какой бы  то ни было гласности в процессе принятия политических решений наверху сегодняшней российской политической пирамиды,  аналитикам остается только гадать о том,  что происходило в Кремле между этими двумя датами. Попробуем и мы погадать.

 

Начнем с базовой гипотезы. Вот она.  До тех пор, пока управленческая  система России остается по сути монархической,  какой она и была все время советской власти и остается такой до сих пор, характер  первого  лица  в  государстве чаще всего является решающим при серьезных кризисах и конфликтах. Поэтому нам  кажется,  что  автором силового решения чеченской проблемы является лично Ельцин. Более того, мы готовы предположить, что  главным реальным мотивом этой кампании является сильная личная неприязнь Ельцина к Дудаевусе дело всего лишь в характере  Ельцина,  а  характер  Бориса Николаевича относительно конфликтов такого рода, как отношения с Дудаевым,  мы в общем-то знаем и можем предполагать,  что г-н Дудаев раздражает г-на Ельцина еще больше,  чем г-н Хасбулатов,  при чем дело, конечно, не в том , что оба они лица чеченской  национальности, а  в том ,  что оба позволяют себе заявлять свою феодальную независимость в резкой  и  чрезвычайно  самолюбивой форме.

 

Нашу версию можно попытаться опровергнуть вопросом,  что  если вся причина чеченской операции в отношении Ельцина к Дудаеву,  то у Ельцина было много возможностей осуществить карательную акцию  против Дудаева в течение последних трех лет, может показаться, что наше объяснение не отвечает на вопрос о дате.  Да, действительно напрямую не отвечает, но отвечает при привлечении дополнительных предположений. Предположение первое - принципиальное, касается характера сегодняшней системы управления России,  а предположение второе фактическое.

 

Первое предположение  сводится  к тому ,  что номенклатурной системе управления свойственно сочетание монархического принципа со стремлением лица,  принимающего решения не нести ответственность за эти решения. В этой ситуации для того, чтобы уходить от ответственности за принимаемые решения существуют коллегиальные органы ,  такие как Политбюро.  В наше время для президента таким органом является Совет безопасности, для премьер - министра - коллегия Совмина. И для того, чтобы можно было принять какое о решение по собственной воле, но снимая с себя ответственность через использование коллегиального органа,  в  составе  участников  коллегиального  органа должно быть лицо или группа лиц, являющихся сторонниками того решения,  которое желает и первое лицо, а с другой стороны, должны быть лицо или группа лиц, являющихся сторонниками противоположного решения. Это нужно для того,  чтобы в случае успешных последствий этого решения первое  лицо могло все дивиденды от принятого решения взять себе, а в случае неудачных последствий -  перенести ответственность на инициаторов из числа вторых лиц, участвующих в коллегиальном органе. К тому же, возможное противоречие по поводу какого-нибудь решения в коллегиальном органе позволяет первому лицу держать позицию над схваткой и тем самым  в  номенклатурной  технологии  управления сохранять свой  статус  как  более  высокий,  чем статус вторых участников коллегиального органа.

 

Если эта гипотеза верна,  то сроки чеченской операции объясняются появлением в ближнем окружении Ельцина позиционера,  заинтересованного  в  силовом  решении чеченского конфликта.  В самом деле, посмотрим на эту ситуацию в течение трех лет.  Cиловое решение  чеченской операции предлагал Руцкой.  Но Руцкой с позиции Ельцина был     с самого начала,  очевидно,  недостаточно надежен,  к тому же, настолько амбициозен,  чтобы в случае успеха силовой акции,  дивиденды достались прежде всего самому Руцкому.  Поэтому, здесь была использована техника  разрешения самому Руцкому осуществить попытку силовой акции и тыканья его носом в неудачу. Все же остальные участники ближнего  окружения  Ельцина до последнего времени,  судя по всему, были либо противниками силового решения, либо были заинтересованы в таких целях и ценностях, которые делали силовое решение нежелательным, то есть думали об отношениях с  мировым  сообществом,  или  о ценностях либерализма, или о том, как выглядеть перед отечественными демократами или,  наконец,  о спекуляциях нефтью. Но стоило появиться лицу,  в чьи планы входило силовое решение чеченского кризиса, и акция становится возможной.

 

Как наверное уже догадался подготовленный читатель, мы имеем в виду генерала Александра Васильевича Коржакова.  То есть,  по нашей гипотезе, сроки  чеченской  операции объясняются тем,  что Коржаков или Барсуков или кто - то из их команд  стали  прорабатывать  планы такого решения,  и как только это произошло, Ельцин перестал возражать.

 

Такое предположение  позволяет объяснить и позицию других ключевых ведомств.  Технология принятия решений в сегодняшнем российском руководстве,  выглядит,  видимо,  следующим  образом.  Какая-то группа высших чиновников предлагает решение ,  и дальше  начинается челночная дипломатия  внутри высшего круга руководства.  Инициаторы решения обращаются сначала к первому лицу и,  в случае, если не получают запрета, обращаются с этим к другим чиновникам своего ранга. В случае, если согласование получено, инициаторы возвращаются опять к первому  лицу  ,  и после этого уже может быть выдано нечто вроде устного указания или приказа. Но до того, как описать гипотетически позиции остальных ведомств, можно высказать гипотезы, зачем генералам из президентских спецслужб могла понадобиться силовая чеченская акция.

 

Для этого сначала воспроизведем гипотезы о сегодняшней  ситуации в Российском истеблишменте.  Многие аналитики предполагают, что в Российских верхах сложился ряд группировок, находящихся между собой в сложных коалиционных отношениях.  Указывают Кремлевскую группировку,  имея в виду прежде всего генералов Барсукова и Коржакова, Илюшина,  в некоторых версиях Лобова, из лиц, находящихся сейчас за пределами аппарата президентской администрации говорят  о  Петрове, возможно, Скокове, из высших правительственных чиновников - Сосковце. Им противопоставляют правительственно - газпромовскую  группировку, имея в виду Черномырдина,  Филатова и Чубайса, московскую группировку вокруг Лужкова, и иногда говорят как о силе внутриистеблишментной  или околоистеблишментной о лидерах так называемых демократов во-первых потому,  что часть из  них  находилась  у  власти,  а главное потому, что  они   контролируют СМИ.

 

Можно считать,  что чеченская силовая акция при успешном  решении с точки зрения кремлевской группировки могла бы сильно улучшить ее шансы относительно всех остальных,  ведь базовым вопросом сегодняшних политических отношений является вопрос ДЕРЖИ ВОРА, посколькуположение населения и,  в особенности  осознание  самим  населением этого положения,  делают  наиболее актуальной в политической борьбе, тему коррупции высшего чиновничества и борьбы  с  преступностью.  И можно  видеть  по ряду фактов,  что эта карта активно разыгрывается всеми группировками друг против друга. Мы еще  весной  94 года высказывали предположение,  что для существующего режима карта борьбы с преступностью и коррупцией  является последней  .  Тогда  же мы высказывали предположение,  что в случае реализации этой карты эта реализация должна начинаться с чеченской операции.  Это объясняется тем,  что и в массовом сознании, и, судя по всему, в объективной связи вещей, преступность, наиболее распоясывающаяся в Москве и других мега полисах связывается в значительной мере с Северокавказскими криминальными  группировками  и  с режимом Дудаева.

 

Поэтому, успешная операция против Дудаева одновременно  является  успешной операцией по началу разыгрывания борьбы с преступностью и коррупцией в высших эшелонах власти.  Исходя из того,  что уже стало известно об отношениях Кремлевской группировки с Московской на примере акции президентских спецслужб  против  охраны  группы МОСТ,  можно предположить,  что успешное решение чеченской операции давало ба шансы как минимум намекнуть про то, что в московском правительстве  или доверенных банках московского правительства прослеживается чеченский след. Этот же след легко можно было бы обнаружить и в демСМИ, заявив, что они куплены Дудаевым. Столь же естественно можно было бы намекать, что Чечеиский след тянется и к нефте-газовым магнатам.

 

С другой стороны,  такая операция могла бы способствовать переходу в идеологии к умеренному национализму, к легкому дистанцированию от мирового сообщества при сохранении с ним,  разумеется, самых тесных связей и способствовало бы развитию идеологии советского ,традиционализма или Российского неотрадиционализма. То, что, судя по всему,  Коржаков  или  какие-то  аналитики из его окружения считали нужным склоняться, к таким решениям, видно из некоторых утечек, например в Независимой газете.

 

Теперь, описав возможные выгоды  силового  решения  чеченской операции для Коржаковской группировки,  можно перейти к выгодам тех ведомств,  с которыми необходимо было провести  согласование  такой операции.

Для контрразведки и лично для Степашина, чье положение воспринимается всеми и,  видимо,  им самим как непрочное,  это могло бы быть выгодной акцией по следующим соображениям. Во-первых, укреплялись бы во внутриполитических раскладах шансы Степашина, чьи плохие отношения с доверенными банками московского правительства известны. С  другой стороны,  это давало возможность контрразведке опробовать свои кадры в условиях приближенных к боевым и  в  какой-то  степени может быть даже поднять морально-политический дух сотрудников,  деморализованных более чем двухлетней работой в режиме информационного агентства. И, наконец, это могло бы дать возможность контрразведке получить обратно в свой состав хоть какие о  реальные  силовые  подразделения,  которые были из нее изъяты и переданы в охрану Президента и Управление охраны.

 

Грачев мог  быть  заинтересован  в поднятии своего авторитета  после скандалов,  связанных с Западной группой войск,  с  убийством  Холодова, опять же информационная кампания на дискредитацию Грачева судя по всему, была связана с московской группировкой, поэтому косвенные последствия здесь должны были быть такие же как и для Степашина. С другой стороны, при успешном завершении чеченской акции Грачев мог рассчитывать на усиление своего статуса и авторитета как во внутриполитических раскладах ,  так и  внутри  своего  ведомства. И действительно,  здесь можно проследить, скажем, то что начало одной из фаз кампании было связано с заявлением об  отставке заместителей Грачева, связанных, судя по всему, с московской группировкой и Грачеву неудобных.

 

И для  Ерина  последствия аналогичны - ему чрезвычайно с руки должны были бы быть обстоятельства, при которых в борьбе с преступностью одерживался бы серьезный успех практически без затраты больших усилий силами МВД.

 

Для всех  трех руководителей силовых структур важным основанием для принятия ими силового плана чеченской кампании мог бы быть расчет на то, что кампания будет осуществляться силами других ведомств, а не их собственными.  Мы не располагаем информацией  и  не имеем убедительных для самих себя гипотез относительно того, планировалась ли заранее массированная операция силами федеральных войск. Может быть, все рассчитывали на успех автурхановских акций, сделанных совместно с инструкторами из контрразведки и нанятыми офицерами из военных спецчастей,  а может быть и нет. Во всяком случае, после провала второго штурма Грозного при том раскладе, который мы пытаемся реконструировать, видимо, общая акция уже была необходима, была неизбежной.

 

 

Rambler's Top100