Rambler's Top100

Фонд "Институт Развития"

 

Комиссия по разработке и внедрению социально-экономических  проектов при Председателе Социал-демократической партии России

КАК НАМ РЕОРГАНИЗОВАТЬ ПОТРЕБИТЕЛЬСКУЮ ТОРГОВЛЮ   В   ИНТЕРЕСАХ НАСЕЛЕНИЯ

 

1.Анализ ситуации.

1.1. Ситуация с ценами на потребительские товары.

Наиболее серьезной социальной проблемой сегодняшнего дня является,  на наш взгляд, катастрофическое падение уровня жизни подавляющего большинства населения.  С одной стороны,  рост цен  на товары повседневного спроса сильно опережает рост заработной платы,  с другой,  значительная часть этих товаров продолжает  оставаться  дефицитной.  Такая  ситуация на языке экономической науки называется инфляцит.

   Причиной резкой  инфляцитности нашего потребительского рынка является недостаточно компетентная и  социально  безответственная политика правительства Ельцина-Гайдара.  С одной стороны, либерализация цен была проведена слишком скоропалительно и недостаточно подготовлено, (как правительство хвалилось,  выдавая собственные просчеты за добродетель - "обвально"). В результате этого, предприятия смежные по технологическим цепочкам не успели договориться о взаимоприемлемых ценах на поставляемую продукцию. Между ними не был  осуществлен необходимый при грамотной либерализации цен "ценовой аукцион", т.е. предварительные торги, на которых продавцы и покупатели "нащупывают" равновесные цены, и лишь после этого осуществляют реальные сделки по  равновесным  ценам.  Большая  часть предприятий  была  поставлена  перед фактом ценовых решений своих поставщиков. Результатом этого явилась ситуация при которой перед многими  директорами  возникла  дилемма - соглашаться на грабительские условия поставщиков (ибо других поставщиков  нет),  либо закрывать  производство,  что для большей части наших директоров, чувствующих  личную  ответственность  за  производство,  являлось абсолютно неприемлемым.

Так возник ценовой беспредел.  Вместо либерализации цен фактически была  осуществлена  либерализация  инфляционных  ожиданий производителей. Волна инфляционной гонки цен мгновенно докатилась до потребительского сектора. Правительство же, вместо того, чтобы исправить свои ошибки хотя бы на этом этапе,  так и не  выработав какой бы то ни было вменяемой политики социальной поддержки населения, распространяло пропагандистские  тексты  типа  "смотрите, - ничего на  полках не было,  а теперь все есть,  хоть и по высоким ценам, так что зарабатывайте, ребята!". Такими заявлениями правительство реально  призывало  все  население заняться коммерческой торговлей, снимая с себя всю ответственность  за  падение  уровня жизни этого населения.

1.2. Ситуация в торговле потребительскими товарами.

Между тем именно торговля потребительскими  товарами,  может быть, более всего пострадала от неграмотной либерализации цен.  В самом деле, состояние товарных рынков в России сегодня характеризуется, прежде всего, хроническим недостатком оборотных средств во всех звеньях товаропроводящей  системы.  Обвальная  либерализация цен сожрала не только сбережения населения (без участия которых в инвестиционном процессе цены могут быть сколь  угодно  "свободными", но равновесными, - никогда!), но и практически почти все оборотные средства предприятий и учреждений торговли.  Это,  в  свою очередь, вызвало замедление оборота и рост товарных запасов в товаропроводящей сети, увеличение числа посредников, - все эти факторы способствовали  еще  большему  обострению дефицита оборотных средств.

На эти  обстоятельства  наложились  и другие просчеты правительственной политики.  Проведенная в этот же период приватизация предприятий торговли имела своим следствием то,  что часть  оборотных средств в торговле, уцелевшая при либерализации, была направлена на выкуп основных фондов. Крайне тяжело на состоянии торговли  отразилось  также  ужесточение  кредитной  политики и рост ставки банковского  процента  (сегодня  средняя  ставка  процента составляет 120 процентов).  Сегодня мы наблюдаем, как на пополнение  оборотных  средств  направляются  все  наличные  финансовые ресурсы,  включая те,  которые ранее направлялись на инвестиции в производственные и непроизводственные основные фонды.  Однако такое перераспределение финансовых ресурсов явно недостаточно, чтобы  в  ближайшее  время  разрешить  проблему  дефицита  оборотных средств.

  Следствия обострения дефицита оборотных средств многообразны.

Во-первых, это явная невозможность создания системы нормального взаимодействия между различными звеньями  торговой  системы: крупнооптовой, мелкооптовой и розничной.  В стране практически не было отлаженной мелкооптовой сети,  необходимой  для  поддержания нормального взаимодействия между крупными оптовиками и розничными торговцами. Создание мелкооптовой сети требует больших капиталовложений в складское хозяйство, приобретения транспорта, налаживания устойчивых связей с партнерами. При остром дефиците оборотных средств  такие  вложения представляются не эффективными.  Поэтому капиталы,  которые могли бы быть использованы в этой сфере,  направляются, как правило, в сферу крупнооптовой торговли.

  В свою очередь,  в крупнооптовой торговле наблюдается  явное замедление оборота,  связанное с недостаточной мощностью мелкооптовой сети.  Крупные партии товара перепродаются  множество  раз, надолго задерживаясь  в крупном опте,  стоимость их растет,  в то время как розничная сеть страдает от недостатка товаров (ситуация с таким товаром,  как сахар,  почти во всех крупных городах Центрального региона чрезвычайно характерна - склады  завалены  сахаром, а  в  магазинах его практически нет!).  Доходит уже до того, что по ряду товаров (как с тем же сахаром) разница между оптовыми и розничными ценами сужается до полной невыгодности торговых операции, а по некоторым товарным группам оптовые цены вообще превышают текущие розничные. К тому же, практически почти по всем потребительским товарам оптовые цены растут быстрее розничных.

Розничная же сеть,  особенно в связи с большими затратами на приобретение торговых точек в ходе приватизации, также испытывает острый дефицит оборотных средств. Поэтому главным принципом работы розничной сети стало принятие товара на реализацию. Такая форма торговли может быть приемлема для мелкооптовых  фирм,  но  для крупнооптовых такая форма торговли крайне невыгодна.

  Во-вторых, дефицит оборотных средств в первую очередь затронул государственную торговлю,  которая оказалась слишком неразворотливой, чтобы быстро приспособиться к новым условиям. В результате вместо ожидаемого насыщения торговли товарами сегодня  можно

наблюдать резкое  снижение  уровня обеспечения населения товарами первой необходимости по сравнению с первыми месяцами 1992 года, а такое обеспечение осуществлялось всегда в первую очередь по каналам государственной торговли. В результате рынок, ориентированный на зажиточные слои населения,  оказался более или менее заполнен, а в некотором отношении и перенасыщен (на этом рынке  по  большей части и  действуют новые коммерческие структуры),  в то время как

рынок товаров массового спроса дефицитен и находится  в  состоянии стагнации.

  В-третьих, напряженная  ситуация  с  оборотными  средствами способствовала появлению стереотипа (подчас чисто психологического свойства)  работы  исключительно с "живым",  наличным товаром. Российские бизнесмены крайне неохотно идут на заключение контрактов, предусматривающих  замораживание средств на один-два месяца, даже в том случае,  если это им выгодно.  При этом,  как правило, поиски "живого"  товара занимают времени не меньше,  к тому же за него приходится  переплачивать  втридорога,  но,  как  показывает опыт, преодолеть сложившийся стереотип крайне непросто.

 А все это, вместе взятое, ведет, как мы уже говорили к одному, - полупустым магазинным полкам, да бешеным ценам.

Так непродуманная  и  некомпетентная политика "либерального" правительства Ельцина-Гайдара привела к  катастрофической  инфляцитности потребительского  рынка.  В условиях отсутствия разумной социальной политики эта ситуация могла бы,  на наш взгляд, поставить страну  перед  реальной угрозой голода, (а не просто недоедания, как сейчас) если бы не одно  обстоятельство,  о  котором  мы скажем чуть позже.

 

2. Постановка проблемы.

Возникает вопрос, - как решать проблему инфляцитности  потребительского рынка,  как  обеспечить  снабжение населения потребительскими товарами по социально приемлемым ценам? И, прежде всего, требуется ли для этого, как основной ресурс, наличие вменяемого и социально ответственного правительства или граждане, которые, ассоциировавшись вместе,  могут  здесь,  так  сказать, «накормить  себя сами», взять свою судьбу в этом отношении в собственные руки.  Иначе говоря, возможна  ли  в  современной  России социальная самозащита граждан даже при некомпетентном и социально безответственном правительстве и при отсутствии у честных граждан, каких бы то ни было ресурсов и капиталов?

Для ответа на этот вопрос нам необходимо вернуться к анализу ситуации дефицита оборотных средств в торговле. На стыке торговли производственными ресурсами и потребительской торговли этот дефицит имел еще одно любопытное следствие, до сих пор нами не упомянутое. А  именно, -  в  сфере торговли производственными ресурсами недостаток оборотных средств имеет своим следствием сохранение  и даже расширение бартерного обмена. При этом товары народного потребления также участвуют в такого рода операциях,  благодаря чему устанавливается  окольная  связь  между крупнооптовой и розничной торговлей. Схема операций здесь такова.

  Крупные оптовые  фирмы  заключают  бартерные  соглашения  с предприятиями (и  соглашения  могут  включать в себя достаточно большое количество промежуточных звеньев). Для оптовых фирм целью при этом является получение экспортного товара, который можно реализовать, на западных рынках не сталкиваясь с проблемой недостатка оборотных  средств  у партнера.  Предприятие имеет возможность снабжать своих работников товарами народного потребления  по  ценам, существенно  ниже  рыночных,  тем  самым косвенно повышая им зарплату и избегая налогообложения.  Очень часто указанные товары оказываются ненужными  работникам,  и в этом случае они реализуют их через коммерческую розничную сеть,  получая  причитающуюся  им надбавку к зарплате в денежной форме.

Таким образом,  в этой схеме предприятия  выступают  в  роли своеобразных мелкооптовых  посредников между крупным оптом и розничной торговлей, а работники предприятий - коммерческими агентами. По  многочисленным  наблюдениям,  сегодня снабжение населения товарами осуществляется преимущественно через предприятия.

На наш взгляд,  именно эти обстоятельства и  сделали  угрозу голода (или, по крайней мере, необходимости повсеместного введения жесткой карточной системы) на сегодняшний день  нереальной.  Ведь на  предприятиях  почти  по всем регионам России работает большая часть населения.  К тому же у работников предприятий есть  мужья, жены, дети и родители.

 

3. Основная идея.

Стихийное и  достаточно  массовое  распространение  по  всей России описанной выше схемы экспортно-потребительского бартерного обмена говорит для нас о многом.  Прежде всего, о том, что в нашей экономике  есть  огромные скрытые ресурсы,  ресурсы человеческого капитала в первую очередь.  А, значит,  задача социальной самозащиты населения вполне осуществима даже в тех условиях, которые мы имеем. Наш народ показал, что способен грамотно, мы бы сказали, технологично,  выживать, даже при полной бездарности властей предержащих.

Вторым важнейшим выводом будет утверждение о способности нашего народа  к  гражданскому  миру  в  экономике  и,  более того, способности его к эффективной социальной кооперации разных  социальных групп и слоев, в том числе с достаточно разнонаправленными интересами. В самом деле,  ведь указанная технология эффективного социального выживания была реализована как менеджерами не  демократами-гуманистами и не защитниками народа из левых партий, а руганой-переруганой номенклатурой, да приводными ремнями КПСС, то есть  чувствующими  свою  личную ответственность за производство и персонал директорами и профсоюзными  функционерами  (ибо  большая часть таких бартерных сделок реализовалась через профкомы или силами профкомов).

Третьим нашим выводом будет констатация того факта,  что некоторые великие идеи в области  экономики  обладают  способностью самореализации при подходящих обстоятельствах, даже будучи совершенно неизвестными своим реализаторам.  Ведь схема экспортно-потребительского  бартера  есть не что иное, как схема потребкооперативной торговли через предприятия,  только несколько адаптированная к нашим уродливым постсоветским условиям.

Наш окончательный вывод предельно прост. Если уж любому мало-мальски грамотному экономисту ясно, что для оптимального функционирования любой товаропроводящей сети жизненно необходимо мелкооптовое звено, отсутствие  какового является на сегодняшний день самым узким местом в системе торговли,  то не лучше ли будет возводить  это  недостающее звено  на  основе социального института, сложившегося в результате стихийного творчества  масс,  а  не  на основе американских учебников?

Но для того,  чтобы построить на  базе  сложившейся  системы экспортно-потребительского бартера эффективную мелкооптовую сеть, потребуется решить ряд проблем,  без решения которых существующая система  не  сможет устойчиво самовоспроизводиться.  Прежде всего, это проблемы построения  эффективной  информационно-маркетинговой сети  и проблема нахождения внутренних источников накопления оборотных средств.

 

4. Построение информационной сети.

Что касается информационной сети,  то здесь,  на наш взгляд, напрашивается решение  использовать  для  этой  цели  структуру российских профсоюзов.

В самом деле, сегодня осталась, пожалуй, единственная работающая информационная и организационная структура,  действующая в общероссийских масштабах и охватывающая практически всю  территорию страны - это профсоюзы. Профсоюзы и ранее занимались вопросами снабжения,  да и сегодня, как мы уже говорили, именно они, как правило, организуют работу по снабжению работников полученными по бартеру товарами.  Профсоюзные работники  на  предприятиях  имеют опыт  организации торговли и снабжения еще с доперестроечных времен и занимаются этим и сегодня,  как  в  рамках  схемы  экспортно-потребительского бартера (совместно с дирекцией), так и в рамках личной коммерческой инициативы,  правда,  по  большей  части, кустарно.  Все это, на наш взгляд, дает серьезные основания к тому, чтобы строить информационно-маркетинговую сеть именно на базе профсоюзов.

Наличие же хорошей информационной сети  позволяет  сократить сроки  реализации  и решительно сократить потребность в оборотных средствах. Профсоюзные организации на предприятиях-производителях ТНП могут,  к тому же, оказать существенную помощь, отделам сбыта, действуя в рамках профсоюзной торговой компании.  Таким  образом, профсоюзная  система коммерческой торговли может оказаться достаточно высокоэффективной и конкурентоспособной,  даже при том, что торговая наценка может быть значительно ниже,  чем в обычных коммерческих структурах.

Такое решение имеет и дополнительные достоинства.   Если удастся  задействовать  имеющуюся  профсоюзную  сеть  в систему организации нормальной мелкооптовой и розничной торговли, то отпадет потребность в  значительных  капитальных  вложениях  в мелкооптовую  сеть.  Все  необходимое  -  складские  помещения  и транспорт есть у предприятий.  Тогда инвестиции необходимы,  будут только  для  того,  чтобы  наладить регулярные связи с клиентами.

Если же удастся привлечь средства, например,  местных  бюджетов  и обеспечить  их  гарантии  для  банков,  то инвестиции в оборотные средства ограничатся лишь созданием резервного  фонда  на  случай непредвиденных  задержек с реализацией (таких партнеров ни в коем случае нельзя подводить). Но об этом дальше.

Вернемся к  нашей  основной линии изложения.  Такая торговая компания может быть основана одним из двух экономически совершенно тождественных способов, - как ассоциация предприятий, заключающая договор с облсовпрофом о информационно-маркетинговых услугах, либо же,  как торговая компания на базе облсовпрофа,  заключающая договор с предприятиями о привлечении  их  ресурсов.  Возможны  и естественные промежуточные решения.

В любом случае, такую компанию имеет смысл создавать на базе Закона о потребительской кооперации, это и, по сути, верно, и предоставляет очень существенные налоговые льготы.

Инициаторами создания компании могут выступать местные организации Социал-демократической партии, партии Труда и других партий и общественных организаций социально-защитной ориентации, облсовпрофы, ассоциации  предприятий,  ассоциации  промышленников, депутатские группы, комитеты и комиссии облсоветов, областные администрации и их подразделения и так далее в любом сочетании. Наша Комиссия,  как  держатель соответствующих ноу-хау,  берется их обеспечить нормативной базой на договорной основе.

Так или  иначе,  но  выбор  технологий  учреждения (в смысле последовательности действий) существенно зависит от местных условий. Ясно,  например, что если в области нет действующей ассоциации предприятий,  охватывающей большую их часть, то разумно начинать учредительскую кампанию с совещания в облсовпрофе или,  например, с совместного совещания руководства областной  администрации и облсовпрофа при посредничестве,  скажем, местной территориальной организации СДПР или ПТ и т.д..

 

5. Возможный интерес местных органов власти.

Для областных властей создание таких торговых структур может иметь и  дополнительный  интерес,  кроме  естественного  интереса обеспечения значительной части населения потребительскими товарами по социально приемлемым ценам.  Этот дополнительный интерес  - возможность приобрести эффективный инструмент структурной политики и политики занятости в рамках региона.

В самом деле, если потребкооперативная торговля через предприятия затронет большую часть предприятий региона, то местные органы власти (совместно с директорским корпусом) могут планировать такие мероприятия, как перевод работников низкой и средней квалификации (с их согласия, разумеется) на работу в складские помещения, транспортные цеха, на погрузочно-разгрузочные работы. Работники  более  высокой  квалификации  могут привлекаться в торговые структуры на менеджерские,  товароведческие и бухгалтерские должности.

Причем создание такой торговой компании позволяет  проводить такую политику занятости не только внутри одного предприятия пропорционально спаду производства,  но и между предприятиями! А это уже структурная политика.  Ведь структурная (или, что почти то же самое,  промышленная) политика есть ни что иное,  как  выборочная поддержка  одних  отраслей,  при выборочном сокращении,  или даже ликвидации, других.

В случае  если такой проект пойдет,  то в областях,  где он будет успешно реализовываться, может быть пересмотрена  концепция территориального заказа.  Сегодня территориальный заказ выступает в роли натурального налога, который местные органы власти взимают с предприятий региона на нужды содержания систем жизнеобеспечения населения, поддержания социальной сферы, но в первую очередь, разумеется, на нужды содержания бюджетников.

  Сегодня это делается за счет реализации изъятой в счет  терзаказа  продукции теми или иными коммерческими структурами по поручению местных органов власти.  Реализация  происходит  либо  по схеме экспортно-потребительского бартера, либо по схеме межрегионального бартерного обмена с приобретением в итоге такого  обмена потребительских товаров,  либо по схеме обычной коммерческой торговли с привлечением выручки на нужды местных бюджетов. Не говоря уже о том,  что такая схема чревата серьезными злоупотреблениями, она неудобна,  прежде всего, высокими накладными расходами за счет многообразия  видов  реализуемой продукции и чрезвычайной медленностью оборота.

Создание областных  торговых  компаний  позволит,  в случае, если они охватят большую часть предприятий области и  будут,  при этом, торговать  успешно,  преодолеть  эти недостатки действующей системы терзаказа. Для этого будет нужно всего лишь взимать натуральный налог не с продукции предприятий, а с потребительских товаров, циркулирующих внутри торговой компании!

Еще один интерес местных органов власти мог бы заключаться в возможности решения при помощи компании проблем содержания  социальной сферы,  находящейся на балансе предприятий.  Проблема эта, как известно, заключается в том, что предприятия в новых условиях не  имеют уже средств на содержание ведомственного жилья,  детсадов,  школ, больниц и медсанчастей, а местные органы власти взять эти  объекты  на свои баланс тоже не могут по тем же причинам.  К тому же за  счет  трудности  отделить  нужды  работников  данного предприятия  при эксплуатации социальной сферы от нужд работников других предприятий,  эксплуатация социальной сферы регулярно  порождает социальные конфликты и "разборки".

Как мы указывали еще в 1990 году, эту проблему можно было бы решить за счет создания региональной ассоциации предприятий,  отчисляющих средства, пропорционально численности своих работников, на нужды социальной сферы. Но потребкооперативные торговые компании позволяют решить эту проблему еще  проще, - достаточно  пере вести  объекты социальной сферы на баланс этой торговой компании, при условии,  что инвестиции на их содержание не облагаются налогом (это возможно,  разумеется, лишь при условии того,  что компания, так сказать, выдержала "испытательный срок", в течение которого доказала свою эффективность).

 

6. Изыскание оборотных средств.

6.1.Местные бюджеты

Все это позволяет рассчитывать на местные органы власти, как на активных участников проекта.  В ряде областей их ресурс мог бы быть задействован и для решения второй базисной проблемы  потребкооперативной торговли  через  предприятия  проблемы  изыскания внутренних источников накопления оборотных средств.  Что мы имеем в виду?

Сегодня местные органы власти имеют достаточно  крупные  денежные  средства.  Дело  в том,  что при планировании бюджетов на 1992 год на них оказывалось серьезное давление с тем,  чтобы  они всячески сокращали расходные статьи бюджетов,  исходя из заниженных прогнозов поступления доходов.  Во многих случаях местные органы поддавались такому давлению и утверждали бюджеты с минимальными расходами.  Доходы же бюджетов  оказались  существенно  выше ожидаемых (например,  в Московской области - почти в два раза). В этой связи сегодня местные бюджеты имеют  определенные  свободные финансовые ресурсы,  которые могли бы быть направлены на кредитование оборотных средств в торговле.

Кроме того,  местные  органы  власти  сегодня  имеют в своем распоряжении такой существенный ресурс, как земля, и могут выступать  надежными гарантами возврата кредитов перед банками.  Кроме того, местные органы власти заинтересованы,  как мы уже говорили, в налаживании снабжения населения товарами народного потребления.

Однако на сегодняшний день ресурс местных органов власти недостаточен для налаживания систем торговли.  Муниципальные торговые предприятия (как розничные,  так  и  оптовые)  доказали  свою неспособность эффективно работать в новых условиях, а кампания по их приватизации привела  к  хаосу.  Кроме  того,  местные  органы власти вряд ли будут склонны осуществлять долгосрочные инвестиции в развитие мелкооптовой сети и рассматривают имеющиеся у них  финансовые ресурсы только с точки зрения ресурса для краткосрочного кредитования. В таком случае, достаточно будет их доброжелательного отношения к  проекту и готовности в ряде случаев выступать гарантом кредитов.

6.2. Фонды социального страхования

   Что же касается оборотных средств,  то раз уж мы задействуем почти во всех важнейших составляющих проекта  структуры  профсоюзов, то  почему  бы  и здесь не воспользоваться их ресурсами?  Мы имеем в виду, разумеется, фонды социального страхования.

Сегодня российские профсоюзы активно занимаются коммерческой деятельностью. Однако эта деятельность, как правило, не опирается на ресурс ассоциации,  а исключительно на денежные ресурсы. В результате коммерческая деятельность приводит к разрушению ассоциации,  причем  инициированному  как сверху,  так и снизу:  сверху, поскольку  профсоюзные  предприниматели  не  видят  пользы  от профсоюзной  структуры  для  своего  бизнеса и стремятся высвободиться из-под ее влияния;  снизу, поскольку члены профсоюза осознают, что являются лишь ширмой для коммерческой деятельности своих предприимчивых лидеров; в многочисленных финансовых скандалах, в  основном  связанных с деятельностью новых профсоюзов,  оба эти момента присутствуют в полной мере.

В нашем же проекте, сама суть которого, - удовлетворение нужд  рядовых членов профсоюза,  такие проблемы  возникать  не  должны. Здесь любому ясно, что "крутить соцстрах" мы будем не для грязной корысти, но для честной коммерческой деятельности. Особенно привлекательным, на наш взгляд, является здесь то обстоятельство, что при таком проектном решении,  стихийно идущие  в  экономике  процессы, такие как оборачивание фондов социального страхования, выводятся из полулегальной (а тем самым, - полукриминальной) сферы в сферу "световой" экономики, приобретая тем самым легитимность, а, значит, прозрачность и подконтрольность общественности.

В этой части проекта,  на наш взгляд, имеет смысл ориентироваться уже не только на профсоюзы ВКП-ФНПР (монопольно  необходимые нам  в других частях проекта,  так как только они располагают сегодня разветвленной системой профкомов,  покрывающих все предприятия любого региона),  но и  на  остальные  крупные  профсоюзы, прежде  всего  на  профцентры,  входящие  в  состав  Конгресса Российских Профсоюзов, а также такие как ОПКТП или АСПС МАККИП.

Впрочем, что касается руководства ФНПР и МФП,  то  мы  надеемся, что  их лидеры проявят понимание позиции авторов настоящего проекта,  которые,  будучи  по  совместительству  парламентскими экспертами,  при посредстве,  прямо скажем, героических усилий, в очередной раз отбили фонды соцстраха, на этот раз уже не от посягательств правительства Гайдара, а от аппетитов некоторых комитетов и комиссий самого парламента.  Причем заметим,  делали это мы по чисто идейным мотивам и по собственной инициативе,  а вовсе не в качестве лоббистов ВКП-ФНПР.

Остается рассмотреть  еще  одно  возможное возражение против использования соцстраха,  как оборотного капитала  потребкооперативной  торговли.  А  именно, -  можно  ли использовать социальные деньги, так сказать, "деньги вдов и сирот" в рискованном бизнесе? На это мы можем сказать следующее.  Мало того,  что страховые и пенсионные фонды на Западе являются основными институциональными инвесторами. Но они осуществляют инвестиции и в высокорисковые проекты. Просто в таких ситуациях инвестиции чрезвычайно сильно  диверсифицируются  (раскладываются по большому числу разных инвестиционных проектов) и осуществляются под очень большой процент,  так,  чтобы выгода от  одного реализовавшегося  инвестиционного  проекта  покрыла все возможные убытки от всех остальных, буде остальные проекты провалятся.

Но все это, впрочем, совершенно неважно. Дело в том, что любой человек, имеющий у нас сегодня дело с коммерческой торговлей, хорошо знает, что в этой сфере бизнеса коммерческие риски распределяются обратно пропорционально величине оборотного капитала.  А величина фондов соцстраха такова,  что делает эти риски  в  наших условиях минимальными.

6.3. Сбережения населения. Социальные фонды

Следующим внутренним   источником   накопления  оборотных средств, чрезвычайно большим по емкости,  но медленным по  темпам накопления, могут быть сбережения населения. Сбережения населения в денежной форме сейчас практически отсутствуют,  будучи  уничтоженными пресловутой  либерализацией цен.  Но существует такой потенциально емкий ресурс, как ваучеры. В том виде, в каком они существуют сейчас,  ваучеры вряд ли могут служить средством честной и эффективной приватизации госпредприятий.  При  реализации  ныне  действующей программы  приватизации  почти неизбежны концентрация

ваучеров в руках кучки богачей и массовое социальное  разочарование.

На наш взгляд, однако, возможны способы использования ваучеров, отчасти  предотвращающие подобные нежелательные эффекты.  Мы имеем в виду концентрацию ваучеров в специально создаваемых социальных фондах по следующей схеме.

Ваучеры не вкладываются в предприятия,  поскольку  при  бедности нашей  промышленности это чрезвычайно невыгодно для населения (не говоря уже об опасностях,  связанных с отсутствием достоверной информации о потенциальной эффективности их вложения),  но обращаются тем или иным способом в деньги и вкладываются  в  торговлю, как оборотный капитал.

Пайщики же социальных фондов получают свой дивиденд  в  виде тех или иных социальных услуг (медицинской страховки, патронажного обслуживания, бесплатных лекарств, бесплатного питания, безналичного потребительского кредита,  гарантий образовательных услуг и т.д.) в зависимости от прямых договоров,  заключенных учредителями социальных фондов с промышленными предприятиями и учреждениями сферы обслуживания.  Учреждения сферы обслуживания  при  этом могут приватизироваться  социальным  фондом  при  помощи ваучеров пайщиков.

Обращение же ваучеров в деньги может происходить по одной из двух следующих схем.

По первому варианту образуется ссудно-сберегательное товарищество (или,  что приблизительно то же самое, кредитный союз, народный  банк и т.д.).  Ваучеры обмениваются на акции предприятий. Под залог депонированного фонда ценных бумаг берется коммерческий кредит (желательно под гарантии местных органов власти).  Кредитные ресурсы помещаются в упомянутую торговую структуру,  как оборотные  средства.  По мере увеличения уставного капитала возможен частичный переход таких народных банков к более традиционным  задачам, таким как потребительский, мелкопредпринимательский и фермерский кредит по низким учетным ставкам.

Второй вариант  предусматривает использование аккумулированных ваучеров уже не как объект ипотечных операций,  как в  первом случае, но  как  средство приватизации конкретных госпредприятий. Если Совет  трудового  коллектива  желает  приватизировать  свое предприятие, но  испытывает  дефицит ваучеров, - то возможен обмен ваучеров, аккумулированных  в  социальном  фонде  на  денежные средства, находящиеся  на счету у госпредприятия.  Ноу-хау такого рода контрактов,  позволяющие  не  вступать  в  противоречия  с действующим законодательством,  у нашей Комиссии имеются.  В случае, если партнером ,по такого рода сделкам выступает  не  СТК,  а менеджерская команда предприятия,  либо предприниматель со стороны, Устав фонда должен предусматривать,  во избежание злоупотреблений, посредничество в сделке областной администрации и облсовета.

Все эти соображения могут быть развернуты более подробно, но так или иначе мы должны понимать,  что такого рода проекты  неизбежно являются  по отношению к торговой компании второочередными. Если не будет Народного Торгового Дома,  то любой  народный  банк или социальный  фонд будут либо утопией,  либо прикрытием для тех или иных махинаций. 

 Ясно, однако,  что при всей своей не первоочередности,  такие  проекты должны вызвать сочувствие местных органов власти по  следующим причинам. Во-первых, они могут частично снять потенциальную социальную напряженность,  вызванную отчетливо непрофессиональным (мягко выражаясь) характером чубайсовской программы приватизации. Во-вторых, в случае успешной реализации они могут вызвать  приток денежных средств в учреждения социальной сферы региона, сохраняя, при этом,  бесплатный характер социальных услуг. Кроме того, реализация  такого рода проектов расширяет возможности местных органов власти в налаживании контроля за развитием  промышленности  на подведомственной территории.

 

7. Реализация основной идеи на первой фазе.

   Вернемся, однако,  от  этого  затянувшегося  отступления  к основной линии нашего изложения.

   На первой фазе существования Народного Торгового Дома основные торговые операции должны производиться в двух сферах импорта потребительских  товаров и встречной торговле между промышленными  предприятиями.

   Что касается импортных сделок,  то здесь имеет смысл рассчитывать на партнерство с крупными оптовиками двух  следующих  сортов.

   Во-первых, это крупные  западные  торговые  фирмы.  На  наш взгляд, сегодня западные партнеры России, заинтересованные в сбыте своих товаров,  должны были бы быть заинтересованы в налаживании предлагаемой системы торговли, поскольку, как показывает анализ,  недостаточная активность российского бизнеса по закупке импортных товаров предопределяется в первую очередь проблемами сложившейся в стране системы торговли,  которые не могут быть в ближайшее  время  разрешены  без  значительных  инвестиций  либо без использования  нетрадиционных  организационных  и  информационных ресурсов, что мы и предлагаем.

   Грубо говоря, это значит, для западных партнеров преодолеть иллюзию, согласно которой, российский потребительский рынок – это "комки".  Когда западные партнеры поймут, что российский потребительский  рынок сегментирован на уже переполненный и потому стагнирующий рынок для богатых и еще практически ненасыщенный и потому  стагнирующий  рынок для слабо обеспеченных проблем с ними не будет.

   Разъяснить же им реальное положение дел, задача центральной  информационно-координирующей менеджерской  группы компании, каковую группу следует создать в Москве,  возможно на базе  нашей Комиссии  и  Центросовета ФНПР и областных департаментов (или министерств) внешних экономических связей,  с  которыми  необходимо договариваться  о  координации действий с самого начала.  Было бы целесообразно привлечь к этому проекту западные профсоюзы и  иные общественные  организации.  Вместо того  чтобы выпрашивать у них регулярно гуманитарную помощь,  гарантировать сохранность которой никто в России не может, следовало бы обратиться к ним с просьбой оказать помощь в поиске дешевых западных товаров и  содействовать закупке их непосредственно у производителей.

   Во-вторых, это  те из предприятий региона,  которые способны выходить на внешний рынок не эпизодически,  через распродажу  неликвидов и т.д., а воспроизводимо постоянно, например производители датчиков и тому подобных приборов. Эти предприятия сталкиваются сегодня со следующей проблемой.

   Валютных ресурсов,  которые можно выручить, экспортируя свою продукцию,  совершенно недостаточно, если направлять их на развитие и модернизацию производства,  но, если их использовать в рамках  схемы  экспортно-потребительских  торговых  операций в целях снабжения своего трудового коллектива,  эти же ресурсы становятся сверхизбыточными.  В результате на предприятиях возрастает напряженность,  возникают конфликты и склоки с  взаимными  обвинениями дирекции, профсоюза и СТК в недобросовестном использовании валютных средств.

   Поэтому предприятия такого рода могли бы использовать Народный Торговый Дом, как рынок сбыта потребительских товаров, приобретаемых на валютную выручку от реализации собственной продукции. Дополнительным интересом этих предприятий будет, с одной стороны, участие в Народном Торговом Доме на общих основаниях, что даст им возможность снабжать свои  коллективы  потребительскими  товарами отечественного производства  по  ценам  еще  меньшим,  чем  при экспортно-потребительской торговле силами только своего предприятия.

   С другой стороны,  они могли бы быть заинтересованы посредничеством областной администрации и облсовета,  которые, со своей стороны, в ответ на снабжение этими предприятиями населения  потребительскими товарами  могли бы предоставить им существенные налоговые льготы, в том числе и на валютную выручку.

   Что касается  встречной  торговли между предприятиями внутри Народного Торгового Дома,  то здесь все  более  или  менее  ясно. Предприятия, производящие ТНП сталкиваются сегодня с такими серьезными проблемами со сбытом своей продукции,  что гарантии  сбыта внутри НТД для них являются в чем-то возможностью спасения производства и коллектива.

   Так что,  следует  ожидать,  что  в самое короткое время так сформированная  система  торговли  сможет  накопить  достаточные ресурсы,  чтобы  перейти  к формированию самостоятельной торговой сети,  в которой бы связь крупнооптовой, мелкооптовой и розничной торговли строилась на привычных рыночных принципах.

 

8. Вторая фаза реализации основной.

   На следующем этапе к НТД могут быть подключены и  колхозы  с совхозами. Сегодня  сельхозпредприятия  не склонны продавать свою продукцию в города,  так как на вырученные деньги им  нечего  купить. Если же в рамках НТД предприятия,  производящие ГСМ,  сельхозтехнику, комбикорма,  удобрения и  ширпотреб  дадут  им  соответствующие гарантии  (технологии  такого рода встречной агропромышленной торговли у Комиссии имеются),  то у  сельхозпредприятий появятся все стимулы, необходимые для продажи своей продукции непосредственно НТД.

   Такая схема  организации  встречной торговли между городом и селом, реально обозначает экономическую экспансию города в аграрный сектор, скрытую инвестиционную активность промышленных предприятий на  селе,  повышающих  фондовооруженность  сельхозпроизводства, что  сегодня  совершенно  необходимо  аграрному сектору.

   Провал почти всех попыток скооперировать  сельхозпредприятия как  для организации сбыта,  так и для модернизации сельхозпроизводства,  упирается в одно и то же обстоятельство,  несмотря  на наличие дефицитного для города ресурса продовольствия, село имеет мощный структурный дефицит не столько даже названных  выше  товаров,  сколько  денежных  ресурсов.  Поэтому привлечение денежного ресурса промышленных предприятий на село не  только  нужно  самим промышленным  предприятиям,  испытывающим нужду в продовольствии, но жизненно необходимо  самому сельхозпроизводству.

   Дополнительным основанием  включения  колхозов  и совхозов в структуру НТД могло бы быть решение при помощи НТД  проблемы  сезонных рабочих в сельхозпроизводстве. Поскольку в основе НТД проектируется использование структур профсоюзов,  работники  которых имеют прошлый  опыт  организации  сезонных  работ в подшефных хозяйствах, то сегодня этот опыт мог бы быть использован  на  новых началах.

   В сегодняшних условиях сезонные работы естественно организовывать на  началах натуральной оплаты труда самих сезонников плюс договор о поставках на основное место работы сезонников сельхозпродукции по  взаимоприемлемым  ценам.  То есть при таком варианте организации сельхозработ  труд  сезонников  оказывается  экономически эквивалентным поставкам селу, например, сельхозтехники, как это описано выше.  Иначе говоря, так организованные сельхозработы есть  не что иное, как одна из форм встречной торговли между городом и селом.

   При некоторых  разумных  квотах это могло бы удовлетворить и самих сезонников и их предприятие и сельхозпредприятие.  Для  городских предприятий такие договора могут решать не только проблемы снабжения коллектива сельхозпродукцией,  но и  проблемы  занятости, подобно  тому,  как  проблема  занятости решается переводом части работников в торговую инфраструктуру как это описано выше.

 

   Если в  регионе  удастся достичь согласия основных структур, от которых зависит успех реализации проекта,  Фонд "Институт развития" и Комиссия по разработке социальных и экономических проектов при Председателе Социал-демократической партии России  готовы разработать полный  проект  реализации  системы  торговой  сети и предложить его заинтересованным организациям.

 

 

Rambler's Top100