Rambler's Top100

Александр Корсунов

(руководитель “Jordan Group”, соавтор курса “Основы взаимодействия бизнеса и власти” в ГУ-ВШЭ)

 

 

Такой GR нам не нужен

 

Все восприняли достигнутое в понедельник вечером на совещании у министра промышленности и энергетики Виктора Христенко соглашение представителей крупнейших нефтяных компаний – ЛУКОЙЛа, “Сургутнефтегаза”, ТНК-ВР, “Татнефти”, “Роснефти” и “Сибнефти”  - о “заморозке” цен на нефтепродукты на внутреннем рынке до конца года как успешный пиар или GR-ход.

Казалось бы все понятно: на фоне нарастающего в стране недовольства в связи с резким ростом цен на ГСМ, местами переходящего в “бензиновые бунты”, большой нефтяной бизнес решил проявить пресловутую “социальную ответственность” и помочь государству в решении его социально-экономических проблем.

Однако не все так просто. Стоит отметить, что из всех нефтяных компаний подготовленным к такому решению оказался лишь ЛУКОЙЛ – наиболее приближенная к Кремлю частная нефтяная компания. Еще в первой половине дня понедельника она успела распространить пресс-релиз со словами Алекперова о том что “этот шаг позволит в краткосрочном периоде сдержать рост цен на топливо, а также продолжить начатый конструктивный диалог между правительством и нефтяными компаниями”. Остальные же участники совещания, представленные в основном не первыми лицами, а вице-президентами, узнали об инициативе правительства лишь на совещании. Но и они без особых колебаний согласились на эту меру. Дело в том, что пик цен в этом году уже фактически пройден и цены пошли бы вниз по объективным причинам: уборочная компания и дачный сезон практически закончились, так что потребление нефтепродуктов снижается. Кроме того, нефтяникам и так пришлось бы ограничивать экспорт и бороться за внутренний рынок, стабилизируя цены, ведь с 1 октября экспортная пошлина поднимается со $140 за тонну до $180.

Стоит также отметить, что и фиксацию цен нефтяники понимают по разному. Так, ЛУКОЙЛ собирается  “заморозить” лишь розничные цены, не останавливая при этом рост оптовых. Эта попытка повторить пиар-ход 2004 года (тогда Алекперов выполнил обещание Владимиру Путину снизить цены на своих заправках на 5%, не сдерживая при этом оптовые цены) явно неудачна – это привело к тому, что розничные цены были ниже оптовых и независимые бензоторговцы начали нести убытки и стали жаловаться на нефтяного гиганта в антимонопольные органы.

Однако даже за такие уступки нефтяные компании требуют у государства преференций: они готовы удерживать цены до Нового года – тогда правительство планирует закончить подготовку окончательных предложений по снижению налогов и, может быть, отменит привязку налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) к мировым ценам на нефть.

В любом случае данный “социально ответственный” GR-ход нефтяных компаний вряд ли найдет должное понимание и отклик со стороны потребителей. В любой стране мира  граждане относятся к природным богатствам как всеобщему достоянию, в России же к нефтяным олигархам относятся исключительно как к “проклятым расхитителям социалистической собственности”. Здесь даже не поможет концепция “социальной ответственности бизнеса”, возникшая в информационном пространстве после заседания ТПП “О социальной ответственности бизнеса в современной России” в 2003 году под председательством В.В. Путина. Все дело в том, что во всем мире причиной появления данной концепции как элемента корпоративного управления являются требования рынка и давление различных общественных групп. В России мощных групп общественного давления не существует, а потребители не добавляют добавочную маржу к продуктам социально ответственных компаний, т.е. не готовы платить за бензин социально ответственного ЛУКОЙЛа или СибНефти большие деньги. В России существует испугавшийся крупный бизнес, который очень хочет легитимировать итоги приватизации и при этом наладить взаимоотношения с государством. Поэтому он пытается использовать “социальную ответственность”, к месту и не очень, в основном как механизм своей легитимации перед действующей властью. В результате реальный механизм корпоративного управления превращается в очередную мифологему, шитую белыми нитками.

 

 

 

Rambler's Top100