Rambler's Top100
ИноСМИ.Ru Версия для печати. Опубликовано на сайте ИноСМИ.Ru
http://www.inosmi.ru/translation/221395.html

The International Herald Tribune

Что теперь, мистер Путин? ("The International Herald Tribune", США)
Джуди Демпси (Judy Dempsey), 08 августа 2005
БЕРЛИН - Иоганн Вольфганг фон Гете (Johann Wolfgang von Goethe), известный своей острой наблюдательностью в отношении человеческой природы, как-то предупредил богатых: 'Многие бездумно тратят деньги, пока те не закончатся. Другие делают то же самое со своим временем'.

Право же, с тех пор в мире мало что изменилось. В контексте нашего времени на ум приходит один яркий пример - президент Владимир Путин.

Россия сидит на сундуке с золотом, который в последние годы уже переполняется благодаря экспорту важнейших ресурсов страны - нефти и газа. Недавний скачок цен на энергоносители позволил России настолько увеличить свои золотовалютные резервы, что эта бывшая коммунистическая страна может жить вполне сносно - даже богато.

Но пока Путин или не хочет, или не может сделать то, что любой финансист посоветовал бы и менее обеспеченному клиенту - диверсифицировать доходы, дабы оградить себя от пересыхания главной денежной реки.

Аналитики считают, что для того, чтобы избавиться наконец от практически полной зависимости от экспорта нефти и газа с помощью диверсификации - от совершенствования транспортной системы до поддержки малого бизнеса - у России сейчас идеальное время, поскольку после обвала рубля, вызвавшего финансовый кризис в 1998 году, экономика уже значительно продвинулась вперед.

Но вместо этого Путин использует свалившееся на него богатство в основном для выплаты огромного внешнего долга России - долг Парижскому клубу западных кредиторов составляет примерно 40 миллиардов долларов.

- В России сейчас идут серьезные споры о том, что делать, - рассказывает Петер Хавлек (Peter Havlek), специалист по российской экономике из Института международных экономических исследований (Institute for Economic International Studies) в Вене.

С одной стороны выступает партия 'Родина' под предводительством Дмитрия Рогозина и Сергея Глазьева, выступающая за усиление роли государства в экономике, как в Западной Германии после 1945 года.

В противном лагере лидируют министр экономического развития и торговли Герман Греф и министр финансов Алексей Кудрин. Они опасаются, что слишком сильное вмешательство государства может подстегнуть инфляцию, и поэтому призывают к фискальной и денежной дисциплине.

- Проблема в том, что достичь соглашения им так и не удается, - считает Хавлек.

В некоторых кругах задачу, поставленную Путиным - выплатить то, что Россия должна Западу (и что по большей части было занято после кризиса 1998 года), - называют похвальным шагом с точки зрения восстановления доброго имени страны.

- Правительство делает то, что, располагая таким бурным потоком ликвидности, сделала бы любая грамотная в финансовом отношении домохозяйка, - считает Вадим Клейнер, российский экономист из московской компании Hermitage Capital Management.

В июле Россия начала выплачивать первый транш Парижскому клубу в размере 15 миллиардов долларов из так называемого путинского стабилизационного фонда, названного так потому, что одной из его задач было смягчение негативных последствий от падения высоких цен на нефть внутри страны.

По данным Hermitage Capital Management, за первый квартал этого года фонд вырос до 19 миллиардов долларов, и его объем все растет, что дает основания полагать, что его можно будет использовать и для выплаты остатка долга.

О том, что будет происходить с деньгами после этого, Путин пока ничего не говорит.

Российская экономика проходит реформы и приватизацию уже более десяти лет, с момента распада Советского Союза в 1991 году. Однако приватизация ничего не достигла в отношении диверсификации экономики, построенной в свое время вокруг трех главных отраслей - производства промышленных товаров, машиностроения и энергетики.

- Самая серьезная проблема, которую не смогла решить приватизация - неразделение крупных предприятий, - полагает Петер Шульце (Peter Schulze), немецкий эксперт по экономике России из Геттингенского университета (Gоеttingen University), около десяти лет проработавший в России. - Не был введен институт субподряда, что позволило бы создать для промышленности новые 'карманы' и новые малые и средние предприятия. Крупные корпорации так и остались крупными.

Сегодня, согласно данным последнего отчета Организации экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Co-operation and Development), половину объема промышленного производства в России дают десять крупнейших компаний вкупе с государственными поставщиками газа и электроэнергии.

Хотя в сфере услуг и так называемых 'неторгуемых' товаров в стране произошла 'огромная' диверсификация, в промышленном производстве и экспортных отраслях ничего такого не случилось, полагает главный экономист ОЭСР по России Уильям Томпсон (William Tompson). По его словам, 'именно это и беспокоит власти'.

- Дело в том, что и без того значительная зависимость России от экспорта узкой номенклатуры товаров в последние годы только растет.

Экономисты считают, что в России сейчас сложились очень благоприятные условия для начала диверсификации и принятия стратегии модернизации инфраструктуры.

По данным ОЭСР, в 2000 году рост экономики России составил 10 процентов, а после этого - в среднем 6 процентов ежегодно. Удалось погасить и инфляцию - с 84 процентов в 1998 году до 12 процентов два года назад. Упала и безработица, уровень которой сейчас составляет 8 процентов экономически активного населения, что меньше, чем в странах Европейского Союза, где безработных 9 процентов.

В то же время благодаря экспорту энергоносителей - а это 54 процента всего российского экспорта - в стране создан профицит по текущим операциям на уровне 8 процентов внутреннего валового продукта. Из стран с развивающейся экономикой это один из лучших показателей. По цифрам торгового баланса и бюджета Россия тоже в плюсе - 3,7 и 8,5 процента ВВП, соответственно.

Прибыли таких корпораций, как 'Газпром', 'Лукойл' и 'Сибнефть', в 2004 году составили почти 24 миллиарда долларов, что более чем вдвое превышает аналогичную цифру для 2002 года. К концу текущего года в Центральном банке будет накоплено 150 миллиардов долларов резервов.

Все это, как полагают экономисты, вполне позволяет Путину 'тряхнуть' стабилизационным фондом для модернизации инфраструктуры, в особенности разваливающихся энергосистем, шоссейных и железных дорог, морских и воздушных портов. Причем, в отличие от денег, времени у него как раз мало.

По данным, опубликованным Международным энергетическим агентством (International Energy Agency) в докладе World Energy Outlook за прошлый год, России предстоит решить две серьезнейшие задачи. Во-первых, долгосрочные перспективы развития страны зависят от конкурентоспособности национальной обрабатывающей промышленности, от металлургии до авиастроения. Во-вторых, чтобы поддерживать приток нефтяных и газовых ресурсов, до 2030 года в эти отрасли необходимо вложить до 900 миллиардов долларов.

Однако правительство Путина раздирают внутренние противоречия, поэтому, как считают многие, ответа на вопрос 'что делать?' пока и нет.

- Идет борьба между 'неолибералами', считающими, что экономика должна развиваться сама, без всякого вмешательства со стороны государства, и теми, кто полагает, что государство как раз должно вмешаться, - утверждает Шульце, эксперт из Геттингенского университета.

По словам Шульце, сторонники государственного вмешательства 'хотят строить что-то вроде 'рейнского капитализма', в котором значительно усилена роль государства. Неолибералы же говорят: 'Не тратьте деньги. Они уйдут впустую''.

Но даже самые ярые поборники 'невидимой руки рынка' согласны с тем, что государству тоже необходимо участвовать в обеспечении диверсификации России.

- Лучшее, что может сделать государство - жестко закрепить всеобщее подчинение закону и защиту прав собственности, создать серьезную судебную систему, - утверждает Сергей Амбарцумов из Hermitage Capital Management.

По словам Пекка Сутела (Pekka Sutela) из Института стран с переходной экономикой (Institute for Economies in Transition) при Банке Финляндии, это, в свою очередь, 'даст мотивацию иностранным инвесторам, чье участие жизненно необходимо для диверсификации экономики'.

В докладе ОЭСР уже прозвучало предупреждение о том, что российские инвесторы обеспокоены ухудшением инвестиционного климата и поэтому снижают количество вложений внутри страны и начинают приобретать активы за рубежом.

Некоторые экономисты утверждают, что признаки работы Путина над инвестиционной стратегией есть. Информационное агентство РИА 'Новости' приводит слова Грефа на прошедшей недавно конференции по модернизации российской экономики: необходимо вкладывать больше в инфраструктуру, 'если мы не хотим отстать от других стран', сказал министр.

По информации Вадима Клейнера из Hermitage, появились планы по созданию инвестиционного фонда, в котором предполагается собрать до 100 миллиардов долларов на совершенствование информационных технологий и, возможно, на финансирование определенных инфраструктурных проектов. Это был бы скромный шаг, но хотя бы в правильном направлении.

- И, честно говоря, если посмотреть на все успешно развивающиеся страны, такие как Китай, Сингапур, Индия и Корея, везде видно, что нигде рынок не решал эту задачу в одиночку, - отмечает Петер Шульце.

: Кирилл Ельцов, ИноСМИ.Ru
Опубликовано на сайте inosmi.ru: 08 августа 2005, 11:08
Оригинал публикации: And what now, Mr. Putin?

Rambler's Top100