Rambler's Top100

Хорошо известно, что дарвиновская теория происхождения видов господствует в образовательных программах в подавляющем большинстве стран мира. Ее сторонникам удалось навязать ее как единственную теорию происхождения видов, составленную в соответствии с научными практиками.

 

Но это была наглая ложь с самого начала. Дарвинисты сумели навязать общественному мнению противопоставление: либо представления традиционных религиозных конфессий, либо дарвинизм. Но задолго до дарвинизма существовали телеологические и виталистические теории происхождения видов, которые не имели ничего общего с религиозной догматикой.

В двадцатом веке получил распространение подход, названный «теорией разумного дизайна», который на самом деле не является какой-то одной теорией, а скорее представляет из себя «пучок» воззрений, каждое из которых считает, что одного лишь природного процесса (как его обычно понимают) недостаточно для появления с течением времени новых видов, то есть эти концепции предполагают существенное участие разумного проектирования в создании видов. Нужно сказать, что эти концепции признают данные палеоонтологии, они только либо отрицают, что новые виды возникли в результате эволюции, либо предлагают эволюцию, основанную на иной, чем у дарвинизма, системе принципов.

         Строго говоря, и дарвинизм, и «теория разумного дизайна» могут быть как креационистскими, так и не креационистскими, если говорить об их первоосновах. Это подтверждается даже таким простым фактом, что среди дарвинистов были и имеются сейчас христиане, а среди «эрдэшников» – атеисты.

         Дарвинизм – это довольно бедная по содержанию концепция, пытающаяся охватить богатое предметное поле. Именно поэтому она не может требовать от оппонентов выдвижения стройных развитых концепций, как это с полным правом предлагается в тех случаях, когда кто-то хочет не скорректировать, а просто полностью отменить развитую научную теорию. Если заострить, то можно сказать, что дарвинизм сродни мифу, толкующему мироздание на основе малого числа положений, которые «всё объясняют» только тому, кто не подверг их критическому осмыслению.

 

         В Соединенных Штатах противники дарвинистской монополии давно пытаются внедрить в образование в этой области альтернативу. И, надо сказать, у них это плохо получается. Можно сказать, что «научные» мракобесы «посильнее будут», чем религиозные фундаменталисты.

         Вот и теперь выступление президента США в пользу альтернатив в преподавании происхождения видов, по мнению экспертов, вряд ли приведёт к существенным подвижкам.

 

 

 

Rambler's Top100