Rambler's Top100

 

 

Полярная звезда

 

«Ложкосгибатели» Чейни развязывают ядерный Армагеддон


(Джеффри Стейнберг)
29.08.2005
 
Когда-то, в конце 80-х, Поль Вэллели (Paul Vallely), в то время полковник и командир 7-го подразделения психологических операций резерва сухопутных сил армии США на базе Президио в Сан Франциско, штат Калифорния, в соавторстве с еще одним человеком опубликовал работу, получившую широкую огласку и самые противоречивые отзывы, особенно среди профессионалов специальных операций.

В статье под названием «От психологических операций (PSYOP) к пси-войне (MindWar): психология победы» изложена ницшеанская схема ведения непрерывных психологических боевых действий как против врагов, так и друзей, а также и против собственного, американского народа. Поводом для «Пси-войны» послужила другая статья, появившаяся в декабре 1980 года в журнале Military Review, написанная подполковником Джоном Александером (John Alexander). В ней пропагандировалась экстрасенсорика (экстрасенсорное восприятие), «телепатические модификации поведения», парапсихология, психокинез (дух над телом), видение на расстоянии, выход из тела и прочие оккультные и нью-эйджевские штучки в качестве инструментария военной разведки США.

Работа Александера называлась «Психическое поле боя: телепортируй меня, Спок». Но уже следующая работа в соавторстве с Вэллели вышла далеко за пределы экстрасенсорики и других паранормальных методик, пропагандируемых Александером: «Стратегическая пси-война начинается в тот момент, когда становится очевидной неизбежность войны вообще», – говорится в документе. «Она должна парализовать разум народа врага любыми доступными средствами и поразить солдат противника до того, как те оденут военную форму. Как раз дома, и в общении в своем кругу они наиболее уязвимы для пси-воздействия…».

«Для этого, – продолжал Вэллели, – пси-войну следует рассматривать как стратегическое оружие, тактическое применение которого играет вспомогательную и усиливающую роль. В таком, стратегическом аспекте пси-оружие должно поражать без разбора друзей, врагов и нейтралов по всему миру, и не примитивными листовками, разбрасываемыми на передовой, и не через громкоговорители агитотрядов спецпропагандистов, и не слабыми, неточными и узконаправленными средствами психотроники, но с помощью средств, находящихся в распоряжении США, и способных достичь буквально любого человека на Земле. Конечно, это электронные СМИ, телевидение и радио.

Развитие спутниковой связи, техники видеозаписи и оптоволоконной технологии позволило проникать в умы людей по всему миру с такой силой, что раньше невозможно было и представить. Нам нужно только протянуть руку и взять волшебный Экскалибур (меч короля Артура – прим. Дж.С.), и он преобразит для нас весь мир, если только у нас хватит отваги и решимости подстегнуть такими средствами мировую цивилизацию. Без этого меча возможности вдохнуть нашу мораль в чужие культуры будут слабее. И если после этого они все еще пожелают морали, не удовлетворяющей нас, у нас не будет другого выбора, как бороться с ними более грубыми методами.

Чтобы быть эффективной, пси-война должна вестись против всех. Она должна не только ослабить врага, она должна усилить Соединенные Штаты. Она усиливает Соединенные Штаты, преграждая пути вражеской пропаганде, и объясняя нашему народу подоплеку наших интересов в конкретной войне».

Не оставляя простора воображению читателя, в конце статьи подчеркивается, что в пси-войне следует использовать технологии промывания мозгов на подсознательном уровне, и оружие, непосредственно воздействующее на центральную нервную систему и деятельность мозга: «Есть чисто естественные условия, когда ум становится более или менее восприимчивым к идеям, и в пси-войне следует в полном объеме использовать преимущества таких явлений, как атмосферная электромагнитная активность, ионизация воздуха и сверхнизкие частоты».

Статья «Пси-война» взбудоражила умы по причинам более глубоким, чем ее откровенное фашистское и оккультистское содержание. С одной стороны, соавтором работы Вэллели был начальник аналитического и исследовательского отдела психологических операций майор Майкл А. Акино (Michael A. Aquino). За пять лет до появления этой статьи офицер резерва войск специального назначения Акино создал Храм Сета – сатанистскую организацию, наследовавшую Церкви Сатаны Антона Шандора Лавея (Anton Szandor LaVey). Вскоре имя Акино будет мелькать в заголовках газет на протяжении всех 80-х, как одного из основных подозреваемых в создании все-американской сети педофилов-сатанистов, растлевающих детские сады на таких американских военных базах, как Форт-Брэгг и Президио.

Далее, идея «пси-войны» Вэллели и Акино на удивление похожа на программу «Тотального отслеживания информации» (Total Information Awareness), запущенную Пентагоном Дональда Рамсфельда. Руководит ей адмирал Джон Пойндекстер, известный по «ирангейту». Считается, что программа тотального отслеживания информации и пропаганды в мировом масштабе была свернута после нескольких отрицательных статей и отзывов, однако, источники в Пентагоне сообщали, что ее просто убрали «с глаз долой».

И вот, 16 августа 2005 года Филипп Шеннон (Philip Shenon) из «Нью-Йорк таймс» сообщил, что сверхсекретное подразделение Пентагона «Потенциальная опасность» (Able Danger) – «специальная программа действий», еще за год до совершения теракта отслеживала Мохаммеда Атта и трех других угонщиков самолетов 11 сентября 2001 года. Но юристы Командования специальных операций Пентагона не позволили поделиться этой информацией с ФБР из опасений рассекретить механизмы добычи данных. Газета «Таймс» узнала о существовании «Потенциальной опасности» от подполковника Энтони Шаффера (Anthony Schaffer), в те времена офицера связи с Разведуправлением министерства обороны США.

«Атомной бомбой по Ирану!»

Связи с Акино ничуть не повредили военной карьере Вэллели. Выпускник Вест-Пойнта вышел в отставку в 1991 году с должности заместителя командующего сухопутными войсками США на Тихом океане. В период 1982-1986 гг. он командовал 351-ым командованием гражданской администрации, в подчинении у которого находились все войска спецназначения, психологических операций и подразделения гражданской администрации на всем западном побережье США и на Гавайях.

Сегодня он разрабатывает идеи, изложенные вместе с сатанистом Акино в статье «Пси-война», и является одним из ведущих пропагандистов вице-президента Чейни, подталкивающих страну к военной конфронтации с Ираном – к тому, чтобы впервые в истории США нанесли превентивный ядерный удар. Генерал Вэллели, тоже отставник, подвизается ведущим военным комментатором на визгливом канале «Фокс ньюс», кормится в «Бенадор эссошиэйтс» – главной пиар-лавочке вашингтонских неоконсерваторов, председательствует в военном комитете неоконсервативного Центра стратегической политики Фрэнка Гэффни (Frank Gaffney), и является соучредителем, вместе с отставным генералом ВВС Томасом МакИнерни (Thomas McInerney), еще одного клиента «Бенадора» – Комитета по иранской политике ( Iran Policy Committee, IPC).

IPC – еще одна «крыша» неоконсерваторов, которая, с одной стороны:
1) поддерживает движение Моджахеддин Эль Хальк, которое находится в списке международных террористических организаций Госдепа (после убийства ряда военных США в Иране)
; 2) требует смены режима в Иране путем военного вмешательства США – массированными бомбардировками секретных лабораторий Ирана, где якобы работают над производством ядерного оружия, а также путем морской блокады Ормузского пролива. Недавно генерал Вэллели написал книгу, в соавторстве с генералом МакИнерли, под названием «Финал. Стратегия победы в войне с террором» (Endgame: The Blueprint for Victory in the War on Terror), в концептуальном плане представляющую собой повторение бреда «Пси-войны» с тогдашним соавтором Акино.

«Воины джедай»

Генерал Вэллели, полковник Александер и подполковник Акино – всего три ведущих фигуры из сферы спецопераций, способствовавших применению нью эйджа и откровенного сатанизма в качестве военных технологий, в свое время они вели специальные программы, ставящие целью создание «воина-сверхчеловека».

При подготовке этой статьи сотрудники EIR беседовали со многими отставными военными и высокопоставленными разведчиками. За годы службы они лично сталкивались со старшими офицерами, разделявшими эти идеи и направлявшими внушительные суммы из пентагоновских ассигнований для финансирования «черных программ» и испытания военных применений целого ряда странных «нелетальных» средств и технологий. В некоторых программах, окутанных густым туманом секретности, оплаченных долларами из карманов американских налогоплательщиков, явно просматриваются признаки безумия «ложкосгибателей». Другие ведут к дверям военных тюрем в Гуантанамо и Абу Граиб, где заключенных превратили в морских свинок для обкатки пыточных технологий, заимствованных в тех же ньюэйджевских закромов.

Сеймур Херш (Seymour Hersh) из журнала The New Yorker, специализирующийся на расследованиях, в номере за 24-31 января 2005 года, в статье «Войны будущего», высказал предположение, что в рамках «черных программ» войск специального назначения уже возможно апробируются методы создания «фиктивных банд», когда уже невозможно различить бандитизм и борьбу с ним.

Херш приводит цитату из статьи военного аналитика Военно-морской аспирантуры и советника Пентагона по борьбе с повстанческими движениями Джона Аркилы (John Arquilla), появившейся в сентябре 2003 года, и намекает, что войска спецназначения США получили карт-бланш на создание «фиктивных банд» с целью проникновения в террористические группы, подобные Аль-Кайеде. Аркила писал: «Когда в 1950-х в Кении не удалось разгромить повстанцев мау-мау обычными воинскими операциями и бомбардировками, британцы сколотили из дружественных им членов племени кикую отряды, действовавшие под видом террористов. «Фиктивные банды», как их тогда прозвали, заводили дружбу с повстанцами, а заодно наводили на них английские бомбардировщики, устаивали на них засады, и очень быстро заставили мау-мау перейти к обороне. Кенийская методика полувековой давности может быть очень успешной для подрыва доверия к современным террористическим сетям и вербовке в них новых членов. Создание новых фиктивных банд не представляет никаких затруднений».

Аркила привел пример: «Если в Аль-Кайеду мог попасть сбитый с толку молодой человек из округа Марин (речь идет о Джоне Уокере Линде, «американском талибе»), то подумайте, на что способны специальные агенты».

Банда четырех

В связи с программами «Козлиная лаборатория», «Воины джедай», «Пламя гриля» и «Первый батальон землян» часто упоминаются имена четырех человек, занимавших высшие посты в военной разведке и войсках спецназначения:

Генерал Альберт Стаблбайн-третий (Albert Stubblebine III) возглавлял разведку сухопутных войск США — INSCOM (Командование разведки и безопасности) в 1981-1984 гг., именно в эти годы была запущена серия секретных проектов в Форт-Миде, штат Мэриленд, связанных с видением на расстоянии и другими оккультными практиками. В сухопутных войсках США генерал Стаблбайн, возможно был самым рьяным защитником и лоббистом ньюэйджевских средств ведения войны.

Генерал П. Шумейкер (Peter Shoomaker), начальник штаба сухопутных войск, был начальником объединенного командования специальных операций (1994-1996), командования специальных операций сухопутных войск (1996-1997), главнокомандующим командованиями специальных операций США (1997-2000). В хорошо документированной книге, разоблачающей проникновение нью эйджа в военную среду США, «Вперившиеся в козлов» (The Men Who Stare at Goats, Simon & Schuster, New York, 2004) Джона Ронсона (Jon Ronson), говорится, что генерал Шумейкер создал исследовательскую группу под эгидой штаба командования спецопераций для обучения военнослужащих армии США эксцентричным методикам оккультных и паранормальных операций. Это был его вклад в глобальную борьбу с терроризмом президента Джорджа Буша.

Генерал Уэйн Даунинг (Wayne Downing) был главнокомандующим командованием специальных операций США, а ранее руководил всеми специальными операциями во время вторжения в Панаму в 1989 году. Во время этого вторжения использовались некоторые из методик «пси-войны», в частности, во время осады резиденции Ватикана, где укрылся генерал Мануэль Нориега. После теракта 11 сентября 2001 года Даунинг был назначен руководителем (программы) по борьбе с терроризмом и помощником советника по национальной безопасности по борьбе с терроризмом в администрации Буша-Чейни, каковой пост он занимал до июня 2002 года.

По сведениям из военных источников, генералу Даунингу пришлось покинуть Белый дом в связи с разногласиями с Объединенным комитетом начальников штабов по вопросу о вторжении в Ирак. Даунинг, в частности, утверждал, что для отстранения Хусейна достаточно массированных устрашающих бомбардировок («шок и трепет») с последующим вводом сил специального назначения, числом не более 25 000. Объединенный комитет начальников штабов квалифицировал «план Даунинга» как «чистое безумие», утверждает один из высокопоставленных источников, осведомленный в подробностях этой истории.

Генерал Вильям «Джерри» Бойкин возглавлял командование спецопераций ВДВ армии США в Форт-Брэгге в период 1998-2000. До этого, в 1992-1995 гг., он командовал элитным контртеррористическим подразделением «Дельта» (Delta Force). В этой должности в его подчинении находились подразделения специального назначения в Могадишу, Сомали, во время разнесшегося по всему миру инцидента с «Черным ястребом», когда солдат спецназначения местные бандиты забивали до смерти и таскали по улицам Могадишу. Тогда на практике в боевых условиях были применены некоторые нелетальные технологии, например, «липкая пена». Кончилось провалом. С марта 2000 до июня 2003 года генерал Бойкин руководил Центром боевых действий специального назначения им. Джона Ф. Кеннеди. В последующем назначен заместителем заместителя министра обороны США по разведке, кем и работает до настоящего времени. Как следует из статьи Херша в «Нью-Йоркере», Бойкин и его непосредственный начальник, замминистра обороны по разведке Стивен Кэмбоун (Stephen Cambone), непосредственно руководят группами спецназа по обнаружению и ликвидации противника, о которых писал Джон Аркила в статье о «фиктивных бандах».

Вскоре после назначения на должность заместителя министра обороны, генерал Бойкин навлек на себя критику за то, что выступая в военной форме в фундаменталистской христианской церкви, заклеймил ислам как «сатанистскую» религию, а вторжение в Ирак квалифицировал как «крестовый поход». Кроме того, заявил, что «Бог назначил Буша» президентом, чем спровоцировал оживленную дискуссию о нормальности собственной психики, с последующим расследованием со стороны Управления главного инспектора Пентагона.

«Первый батальон землян». Откуда все пошло

По сведениям Джона Ронсона в 1997 году подполковник Джим Ченнон (Jim Channon), ветеран вьетнамской войны, обратился с письмом к подполковнику Уолтеру Кервину (Walter Kerwin), тогдашнему заместителю начальника штаба сухопутных войск США, с предложением провести исследование о том, как сделать американских военных более «хитрыми». В результате Ченнон получил задание без фиксированных сроков, небольшие деньги от Пентагона, и следующие два года, по его собственным словам, провел в ньюэйджевских джунглях, высматривая что-нибудь подходящее для военных целей. За время странствий Ченнон побывал более чем в 150 ньюэйджевских конторах, с такими затейливыми названиями в духе контркультуры, как: «Нежный ветер», «Чуановский институт всеобщего», «Дневной источник», «Центр высвобождения и интеграции», «Рейховское перерождение с постуральной интеграцией», «Ярмарка ньюэйджевских идей», «По ту сторону бега трусцой», «Айкидо с Ки», «Центр биологической обратной связи в Беркли», «Институт Эсален».

Значительную часть времени Ченнон потратил на обучение у Майкла Мэрфи (Michael Murphy), соучредителя «Эсален» – ведущего психологического и экспериментального центра нью эйджа, где испытывались самые разнообразные методики контроля разума, включая использование психотропных средств. Массовый убийца Чарльз Мэнсон, за четыре дня до вакханалии убийств «Хелтер-скелтер», развязанных им 5 августа 1969 года, провел целый день в Эсалене. Пожизненное заключение он отбывает по сей день. Раньше, во время пребывания в тюрьме штата Калифорния, Мэнсон находился под наблюдением военных психологов, изучавших поведенческие модели, в последующем оформившиеся в теорию «пяти процентов патологически жестоких лиц».

В 1979 году подполковник Ченнон представил свои находки, изложенные на 125 страницах, армейскому генералитету, с приложенными слайдами. Доклад назывался «Первый батальон землян». Текст густо усыпан ньюэйджевской терминологией, (например, «в целом же доклад «Первый батальон землян» ориентирован не на выполнение определенных задач, но скорее на выявление возможностей. Это означает, что мы продолжим поиск методов «неразрушающего контроля» везде, где это возможно»), но Ченнон действительно предложил серию нелетальных методик, взятых на вооружение военными, включая применение атональных звуков как боевого психологического оружия, восточных единоборств и спиритуалистического инструктажа, и широкомасштабных экспериментов с психоэлектроникой и другими средствами изнурения врага.

Слайд-шоу Ченнона «Первый батальон землян» попало к генералу Стаблбайну, начальнику командования разведки и безопасности, благодаря полковнику Александеру, автору статьи в Military Review «Новое ментальное поле боя», и уже к 1981 году Стаблбайн сформировал «группу психических шпионов» в Форт-Миде, для проверки на практике таких сомнительных методик, как видение на расстоянии.

Через два года генерал рекламировал программу Ченнона/Александера в Форт-Брэгге перед командным составом войск спецназначения. К тому времени Стаблбайн уже был убежден, что правильная отработка техники «духа над материей» позволит ему проходить сквозь стены. Вроде бы, пока что ему это не удалось. Позднее Стаблбайн поделился с Ронсоном, что спектакль в Форт-Брэгге провалился, и решения применить его предложения на практике не было, по крайней мере, у него сложилось такое впечатление.

На практике же, уже 1978 году в Форт-Брэгге кипели эксперименты с методами ведения пси-войны. Среди прочих, в укромных углах базы специального назначения, отрабатывалась и такая: в «Козлиной лаборатории» группа военнослужащих, обученных по методикам нью эйджа, силой мысли пыталась разрывать сердца животных в загоне по-соседству. Ветеринары базы ужасались тому, что козлов возили спецрейсами самолетов войск спецназначения из Центральной Америки в обход действующих таможенных процедур. Козлов использовали для тренировки военных медиков. Их убивали, ампутировали органы, в некоторых случаях «обеззвучивали», вырезая языки или перерезая горло. После чего использовали для экспериментов психической войны в козлиной лаборатории.

В точном соответствии с замыслами Ченнона была создана экспериментальная группа спецназа, получившая название «Воины джедай» в честь героев киноэпопеи «Звездные войны», которых обучали разнообразным восточным единоборствам и технике медитации в сочетании с сверх-интенсивными физическими нагрузками. Привлекались специалисты «со стороны», например, д-р Джим Хардт (Jim Hardt), для повышения телепатических способностей «воинов джедай» знакомивший их с практиками дзен. В точном соответствии с рекомендациями Ченнона для «Первого батальона землян», пригласили Стюарта Хеллера (Stuart Heller), психолога, специалиста по нью эйдж, обучавшего специалистов и руководителей НАСА методикам борьбы со стрессом. Такой же курс он должен был преподать коммандос. Ченнона познакомила с Хеллером Мэрилин Фергюсон (Marilyn Ferguson), автор «Заговора родившихся под знаком Водолея» (The Aquarian Conspiracy), нью-эйджевской версии «Открытого заговора» (The Open Conspiracy) Уэллса – идей установления контроля над массами и сдвига культурной парадигмы.

Не все инструктора «воинов джедай» были психиатрами от контркультуры. Майкл Эченис (Michael Echanis), зеленый берет, тяжело раненный во Вьетнаме, а потом достигший больших высот в восточных единоборствах, привлекался для обучения джедаев хварандо – технике боя с особым акцентом на «невидимость». В 1978 Эчениса убьют в Никарагуа, где он служил наемником у Анастасио Сомосы. Кроме того, в журнале «Солдаты удачи» (Soldiers of Fortune), широко известном вербовочном пункте для профессиональных военных и разного рода авантюристов, он отвечал за раздел публикаций по рукопашному бою.

К 1983 году программа командования разведки и безопасности и секретные опыты в Форт-Брэгге привели к возникновению достаточно густой сети военных «ложкосгибателей» – так что было сформировано спецподразделение «Дельта», проводящее в Форт-Левенуэрте, штат Канзас, ежегодные встречи, собирающие до 300 практикующих оккультистов. Полковник Фрэнк Бернс (Frank Burns) создал Метасеть – первый «чат» компьютерной сети DARPA (Управление перспективного планирования оборонных научно-исследовательских работ), в конечном итоге эволюционировавшей в Интернет.

Для воплощения идеи выращивания породы «суперсолдат» в ницшеанском духе, привлекались такие эксцентричные типы, как израильский «сгибатель ложек» Ури Геллер (Uri Geller), бывший фокусник-иллюзионист. К работе на американскую разведку его привлек д-р Андрия Пухарич (Andrija Puharich), с 50-х годов занимавшийся исследованиями парапсихологии и телепатии в отделе психологической войны сухопутных войск США. Д-р Пухарич вел круглый стол электробиологии, где экспериментировали с излучениями мозга. Он работал в тесном контакте с Уорреном С. МакКаллоком (Warren S. McCulloch), одним из основателей кибернетики, и Олдосом Хаксли (Aldous Huxley) – гуру контркультуры, взращенной британскими спецслужбами.

Вулфовиц лоббирует нелетальные формы ведения войны

Ронсон пишет, что в интервью в Лондоне в октябре 2001 года Геллер сказал ему, что сразу же после теракта 11 сентября его «отозвали» в США для работы на правительство. Представляется, что администрация Буша решила, что «психические шпионы» могут оказаться полезными в охоте на Усаму бин Ладена и помогут предотвратить повторение терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Заместитель министра обороны Пол Вулфовиц (Paul Wоlfowitz) был горячим сторонником некоторых идей Александера и Ченнона в свою бытность политическим советником министра обороны Дика Чейни, во времена Джорджа Буша-старшего. Десятого марта 1991 года Вулфовиц направил Чейни меморандум «Нужна ли нам программа нелетальной обороны?», где писал: «Лидерство США в области нелетальных технологий расширит наши возможности и укрепит наше положение в мире после завершения "холодной войны"». Вулфовиц якобы оставил без внимания самые причудливые предложения полковника Александера, светило же кампании по применению нелетальных вооружений тем временем вышло в отставку. Уже отставной полковник Александер возглавил программу нелетальных вооружений в Национальной лаборатории в Лос Аламосе.

В 1990 году полковник Александер издал книгу, «Жало воина» (The Warrior’s Edge), в которой рекламирует целый ряд нетрадиционных методик «самосовершенствования и оптимальной функциональности» для военнослужащих. В основу программы положен курс нейро-лингвистического программирования, который он читал в 1983 году. Среди слушателей были сенатор, позднее вице-президент Альберт Гор, генерал Макс Турман и генерал Стаблбайн. По утверждениям самого Александера, с Гором они подружились именно в 1983, и остаются друзьями по сей день.

Полковник Александер писал, что главной целью «Жала воина» было «высвободить огромный человеческий потенциал в каждом из нас. Для этого, как и правительства по всему миру, мы должны иначе посмотреть на нетрадиционные средства воздействия на реальность. Мы должны углубить понимание потенциальных возможностей индивидуальной системы, включающей тело/сознание, по изменению реальности. Мы должны захотеть восстановить контроль над прошлым, настоящим и, в конечном итоге, будущим».

Ури Геллер был не единственным «психическим воином», возвращенным на правительственную службу после 11 сентября. По сведениям Ронсона, Джим Ченнон, первый суперсолдат «первого батальона землян» в начале 2004 года провел серию встреч с новым начальником штаба сухопутных войск, генералом Питом Шумейкером. Шумейкер командовал войсками специального назначения в Форт-Брэгге, когда там проводились программы «Козлиная лаборатория» и «Воины джедай». Ронсон писал, что «ходили разговоры, что генерал Шумейкер собирался возвратить Джима на военную службу для того, чтобы создать или же принять участие в работе «мозгового центра», который бы выводил мышление военных все дальше за рамки мэйнстрима». Ронсон говорил, что это мыслилось как возрождение спецподразделения «Дельта». Ронсон вскоре получил письмо от Ченнона, подтверждающее эти слухи, и пояснил, что идея «мозгового центра» возникла потому, что «Расмфельд открыто потребовал творческих идей по борьбе с террором … ммм».

Ченнон пояснил: «Военные попросили меня помочь в обучении специального отобранных старших офицеров. «Первый батальон землян» – выбранное учебное пособие. Я занимался этим в присутствии генерала Пита Шумейкера… Поддерживаю контакты с людьми, находящимися или побывавшими в Афганистане и Ираке. Я предложил стратегии завершения операций в русле идей «первого батальона землян». Раз в неделю я общаюсь с офицером батальона по борьбе с психологическими нагрузками в Ираке, который не расстается с пособием и ведет беседы с сослуживцами, предлагая им делиться соображениями…»

Гуантанамо и Абу Граиб … и Аль Каим

Международный Красный крест опубликовал серию исследований и финансировал ряд международных встреч для оценки того, являются ли «нелетальные» технологии Александера, Ченнона и прочих действительно «неразрушающими». В докладе Международного Красного креста, представленного Европарламенту, говорится, что к «нелетальному» оружию относят вооружения, от применения которых погибает менее 25%. Широко применяемое в настоящее время «нелетальное» оружие, такое как лазеры, генераторы сверхнизких частот, различные варианты химического, биологического и звукового оружия могут вызывать постоянные нарушения здоровья, такие как слепота, глухота, нарушения желудочно-кишечной деятельности, что, настаивает Красный крест, требует специальных исследований и подготовки новых международных договоров и конвенций.

Действительно, как сообщают Ронсон и журналист «Нью-Йоркера» Джейн Майер (Jane Meyer), многие пыточные методики, использовавшиеся в тюрьме на военно-морской базе Гуантанамо, в Абу Граиб и менее известных тюрьмах, например, Аль Каим в Ираке, вблизи сирийской границы, основанные на рекомендациях по нелетальным технологиям Ченнона и Александера, в некоторых случаях приводили к смерти.

Ронсон пишет, что в тюрьме Аль Каим взятых в плен иракских повстанцев «допрашивали» после непрерывного проигрывания им днями напролет мелодии «Люблю тебя» из детской программы «Фиолетовый динозавр по имени Барни». Сам же Ронсон убежден, что музыка служила лишь фоном для действующих на подсознание сверхвысоких или сверхнизких частот, нарушающих работу мозга, применяемых для того, чтобы сломить волю заключенного. Пленников содержали в металлических транспортных контейнерах на солнце, завязывали глаза и связывали скрючеными, опутывали колючей проволокой, пытали музыкой (и разрушающими психику частотами).

В статье, опубликованной в «Нью-Йоркере», Майер пишет, что в тюрьму Гаунтанамо для надзора за применением техник допросов был командирован психолог войск специального назначения из Школы специальных методов ведения войны в Форт-Брэгге, специалист по методикам выживания, уклонения, сопротивления и побегам (survival, evasion, resistance and escape — SERE). Психологи SERE создали костяк консультационных групп по поведенческим наукам (Behavioral Science Consultation Teams (BSCT), или «крекеров» («Biscuits»)), которые применяли методики, по которым обучались солдаты в Форт-Брэгге, но наоборот – обучали их выживать на допросах/пытках. Это было частью программы обучения специальным методам ведения боевых действий в Форт-Брэгге.

Джим Ченнон подтвердил в другом письме Ронсону, что многие идеи, которые дознаватели из разведки использовали в Гуантанамо, Абу Граибе и Аль Каиме, были прямо заимствованы из наработок «первого батальона землян».

«Живое воплощение» первого батальона землян

В какой-то момент своих раскопок по поводу военных «ложкосгибателей» Джон Ронсон спросил у Стюарта Геллера, друга Мерилин Фергюсон и Джима Ченнона, знает ли он кого-нибудь, кого можно было бы считать «живым воплощением» первого батальона землян. Без колебаний Геллер ответил: «Берт Родригес. Берт – один из самых духовных людей, кого я видел. Нет, духовный – не то слово. Он оккультист. Он – ходячая смерть. Он может остановить вас на расстоянии. Он может силой своей мысли повлиять на физические события. Если он захватит ваше внимание, он может остановить вас не прикасаясь».

Дальше Джон Ронсон пишет: «В апреле 2001 года у Берта Родригеса появился новый ученик. Его звали Зиад Джарра (Ziad Jarrah). Зиад как-то зашел в фитнес-центр US 1 и сказал, что слышал, что Берт – отличный специалист. Почему Зиад выбрал Берта из многочисленных инструкторов рукопашного боя на побережье Флориды, можно только гадать. Возможно, причиной тому чрезвычайные оккультные способности Берта, а может быть, ответ заключается в военных связях Берта. Кроме того, когда-то Берт тренировал начальника охраны саудовского принца. Может быть, так».

Зиад Джарра представился ливанским бизнеменом, которому приходится много путешествовать, и он хотел бы научиться самообороне. «Зиад мне очень понравился», – говорил потом Родригес Ронсону. «Он был очень смирным и спокойным. В хорошей форме. Очень прилежен». Родригес научил Джарра удушающему захвату и духу камикадзе. Нужен кодекс, за который вы готовы умереть, решимость добиться своего, или умереть». Родригес добавил: «Зиад был как Люк Скайволкер. Знаете, как Люк идет по невидимой тропе? Он верит, что она есть. И вы должны верить. Зиад верил. Он был как Люк Скайволкер».

Родригес обучал Зиада Джарра шесть месяцев, дал ему несколько своих книг по технике применения холодного оружия, которые сам составил. Джарра поделился ими со своим другом, Марваном Аль Шеххи (Marwan al-Shehhi), который жил вместе с ним в мотеле Пантер в Дирфилд-Биче во Флориде.

11 сентября 2001 года Зиад Джарра захватил управление бортом 93 United Airlines и разбил его на поле в Пенсильвании. Марван Аль Шеххи захватил борт 175, и врезался в южную башню Всемирового торгового центра на Манхэттене.


Перевод с английского Константина Бородинского


Статья опубликована на английском языке в номере журнала Executive Intelligence Review за 26 августа 2005 года.
 
Rambler's Top100