Rambler's Top100
ИноСМИ.Ru Версия для печати. Опубликовано на сайте ИноСМИ.Ru
http://www.inosmi.ru/stories/01/05/29/2996/220586.html

Le Figaro

В России Политковскую никто не воспринимает всерьез ("Le Figaro", Франция)
Слово нашим читателям

Морис Дрюон / Maurice Druon, 29 июня 2005
Как французский патриот, в жилах которого течет доля и русской крови, как ревностный сторонник голлистской традиции согласия и сотрудничества между Францией и Россией, я был немало удивлен заявлениями, утверждениями и взглядами госпожи Анны Политковской, озвученными в интервью 'Le Figaro Magazine' 11 июня 2005 года. Безусловно, давать слово представителям оппозиции - долг и обязанность прессы в свободной стране, и здесь я нисколько не виню 'Le Figaro Magazine'. Однако, да будет мне позволено также свободно выступить в роли критика этого оппозиционера.

Госпожа Политковская безапелляционно утверждает, что "дискуссионное пространство (в путинской России) ничтожно по своим размерам", что в стране "нельзя говорить о том, что происходит в Чечне", "нельзя критиковать политические и социальные реформы". Иными словами, что в России душат свободу общественного мнения.

Однако госпожа Политковская - журналист 'Новой газеты', небольшого оппозиционного еженедельника, выходящего в Москве. Таким образом, мне не ясна ее логика. Она дает понять, что режим превращается в диктатуру. Живя во времена Сталина (а мне кажется, что она для этого слишком молода), ей не удалось бы вылить на главу государства и малой толики той грязи, которую она льет теперь, не оказавшись при этом далеко в Сибири. Впрочем, ни одна газета советской эпохи не согласилось бы ее печатать, а подобные инсинуации в зарубежной прессе стоили бы отправки в Гулаг.

Можно простить, что французская пресса систематически называет Путина "бывшим полковником КГБ", словно это единственный примечательный этап в его до-президентской карьере. Для французов - это клише. Однако для россиянки такая деталь имеет другой смысл. Во-первых, ей стоило бы знать, что в конце советской эпохи КГБ стал своего рода "школой администрации". Там готовились государственные управленцы, способные работать в любой области. А где еще их искать, когда рушится режим?

Наша памфлетистка из 'Новой газеты' (тираж которой, кстати, неуклонно падает) прекрасно знает, что самый высокий пост, который занимал Путин до избрания президентом, - должность заместителя знаменитого мэра Санкт-Петербурга, Анатолия Собчака. Этот высокий либерал, в самом прямом смысле слова, и политический исследователь сыграл, в чем-то ценой собственной жизни, первостепенную роль в освобождении русского народа от уз тоталитаризма. История еще воздаст ему должное. Мог ли Собчак выбрать себе в помощники Путина, не увидев в нем тех качеств и того характера, которые служили бы выбранному им политическому пути?

Наконец, Анна Политковская видит доказательство бесспорного и опасного сползания к авторитаризму в том, что губернаторы и судьи назначаются Кремлем. Вот это меня действительно тревожит! И не столько из-за России, сколько из-за Франции, где префекты регионов и судьи назначаются правительством. Нужно срочно реформировать наши институты, если мы хотим продолжать называться демократией!

Есть такая пословица - 'Кто издалеча, тот и предтеча'. Незнакомцу легко выдавать себя за важную персону, пока не разберутся в его мелкой сущности. Насколько мне известно, в России, где более 70% населения поддерживают Владимира Путина, Анна Политковская известна лишь как "патентованная" противница существующих порядков, которую никто не принимает всерьез. Нам следовало бы относиться к ней так же.

Морис Дрюон, пожизненный секретарь Французской Академии


Rambler's Top100