Rambler's Top100

Комментарий Алексея Пушкова для KM.RU о последних референдумах по европейской конституции

 

 

Чувство упадка в Европе

 

63% голландцев и 55% процентов французов сказали «нет» конституции ЕС. Создается ощущение, что население Европы большей частью не очень довольно тем, как обстоят дела в Европейском Союзе. Мы в России привыкли жаловаться на свое положение, сравнивать себя с Европой. А Европа, между прочим, испытывает какое-то болезненное чувство упадка, и комментарии в Европе сейчас таковы, что это чувство упадка распространяется на очень многие страны.

 

Страны Европы недовольны своим руководством

 

В Германии на земельных выборах в последнее время избиратели голосуют против правящей партии социал-демократов и канцлера Шредера. Дело дошло до того, что после 22 мая Шредер, проиграв выборы в земле Северный Рейн-Вестфалия, был вынужден поставить вопрос о доверии себе, как канцлеру и объявить новые выборы на середину сентября 2005 г. Досрочные парламентские выборы говорят о том, что население Германии недовольно своим руководством. Основная часть Франции тоже недовольна своим руководством. Эти 55% французов, которые сказали «нет» европейской конституции, прежде всего люди, принадлежащие к низшей доле среднего класса. Это люди, голосующие, как правило, за левых, и еще за национальный фронт Жана-Мари Ле Пена. Последний известен своей националистической позицией и считает, что европейская конституция и процесс постоянного углубления интеграционных процессов в Европе приведут к растворению Франции в общеевропейских структурах.

 

Процесс интеграции не встречает поддержки в Европе

 

Трудовое население Европы голосует против европейской конституции. Это показывает, что процесс интеграции ЕС не встречает поддержки. Во всяком случае, той поддержки, на которую рассчитывают ее авторы, когда прославляют достоинства глобализации. При глобализации крупные предприятия переводятся в страны третьего мира, потому что там большая рабочая сила, а в метрополиях наступает безработица. Уровень безработицы и в Германии достаточно высокий, и во Франции. И результат - крайнее недовольство социальным положением даже в таких благополучных странах, с нашей точки зрения, как Германия, Франция и Голландия. Это богатые страны Европы. Это первая причина, почему процесс интеграции не встречает поддержки.

 

Бунт против истеблишмента

 

Вторая причина, как здесь отмечают - я сейчас нахожусь в Италии - это бунт против истеблишмента. Это бунт рядового европейца против политической элиты, которая тянет его непонятно куда. На положении элиты это не скажется, потому что элита как была богатой, так и останется богатой - в более единой Европе, или в менее единой Европе. Но рядовой европеец считает, что эта элита хочет и дальше обогащаться и идти по пути объединительных процессов за счет основного европейского труженика. Сейчас в европейской прессе пишут, что это демократическая интифада (по аналогии с палестинской интифадой, то есть народной войной), что это единственный способ выразить свое недовольство и неприятие социально-экономической политикой европейской элиты. Бунт против истеблишмента - это вторая причина.

 

Движение антиглобалистов

 

Я также вижу в этом бунте значительную аналогию с движением антиглобалистов, которое проявляло себя неоднократно, особенно во время саммитов Большой восьмерки. В 2001 г. я был на саммите G-8 в Генуе. Это было ужасающе, потому что политические лидеры ведущих стран мира и их помощники, представители СМИ и итальянская элита оказались в своеобразной тюрьме. То есть та зона, на которой проходил саммит, а он проходил в основном на кораблях, стоящих в генуэзском порту, была отделена огромными железобетонными блоками и трехметровыми стальными решетками от города. А в городе бесчинствовали антиглобалисты: их съехалось около ста тысяч человек, они били витрины, жгли покрышки, воевали с полицией и выражали всячески свое недовольство. Причем все эти люди были европейцами. Они бунтовали против того, что европейское пространство становится все более единым, против того, что стираются различия между нациями и против того, что эти лидеры тянут Европу в какое-то непонятное будущее. В Генуе в 2001-м появилось радикальное антиглобалистское движение. Это настроение против глобализации, против того, что Франция называет «мондиализацией» от слова «monde» - «мир». Просто некоторые смотрят на это гораздо шире, и далеко не все поедут в Геную бить витрины и устраивать демонстрации. Многие европейцы просто пассивно голосуют против тех процессов, которые их не устраивают.

 

Европейский Союз только кажется раем

 

И последняя причина, почему голландцы и французы проголосовали против конституции ЕС. Как мне кажется, это просто отражение того, что эти люди, как правило, не довольны своей жизнью и своим социальным положением. В России они недовольны по одним причинам, в Европе - по другим причинам. Никто же не сравнивает себя с Камеруном – все сравнивают себя с каким-то идеальным состоянием, в котором они хотели бы жить. Это общее недовольство, притом, что нам, или Украине, или Грузии Европейский Союз кажется раем на земле, доказывает, что ЕС вовсе не рай. Европейцы говорят: «Нет, мы не в раю. Мы против расширения Европейского Союза или, во всяком случае, углубления Европейского Союза. Мы хотим остаться европейскими странами в рамках этого европейского сообщества, самостоятельными странами, и мы хотим больше определять свою собственную политику, а не зависеть от сверхнациональных институтов, то есть от Брюсселя, который будет решать, что лучше для Греции, что лучше для Испании, что лучше для Франции и что лучше для Голландии».

 

Европейцы не хотят подчиняться Брюсселю

 

Люди хотят иметь возможность самим решать эти вопросы (и это последняя причина, касающаяся их жизни), а не делегировать эту ответственность и решения анонимной, безликой, огромной и устрашающей брюссельской бюрократии в штаб-квартиру ЕС.

 

Вопрос о переголосовании

 

Сейчас возникает серьезная ситуация, которую будет непросто преодолеть. Когда французский референдум прошел, то в других европейских странах, особенно там, где население спокойнее отнеслось к конституции и даже ее поддержало, стали говорить о том, что «ничего, французы переголосуют, и все будет нормально». Французские социологи сейчас говорят о том, что если будет переголосование, то уже будет не 55% против, а все 70%. То есть проголосуют против еще и те, кто не голосовал на этих выборах, оставшиеся 30%. Большинство из них, скорее всего, тоже будут против, если их привлекут. Это такая общенациональная дискуссия - увеличится число людей, настроенных «против», а не «за».

 

Процесс принятия конституции зашел в тупик

 

В Голландии, где большой процент избирателей проголосовал «против», процесс принятия конституции зашел в тупик. Он будет похоронен в таком виде на несколько лет, пока не найдут какой-то другой вариант. Думаю, сказывается недовольство европейцев быстрыми темпами приема в ЕС новых государств, за которые им приходится доплачивать. Это бедные страны. И Польша небогатая страна, и Венгрия. Что говорить о Прибалтике? Сейчас в Европейский Союз рвутся и Украина, и Грузия. И когда речь идет о европейцах из основных, наиболее богатых государств, а Франция и Голландия - это богатые европейские государства, то эти европейцы возмущаются: «Почему за наш счет мы должны постоянно расширяться, вовлекать эти государства, их же надо подтягивать до соответствующего уровня. А это опять дотации с нашей стороны, помощь с нашей стороны».

 

По конституции ЕС звонит колокол

 

Мне кажется, что этот удар по конституционному процессу – большой удар по таким государствам, как Украина, Грузия, которые хотят вступить в Европейский Союз. И перспективы самой конституции крайне туманны. Я думаю, что в этой форме конституцию может быть, снимут с процесса рассмотрения, потому что государство решает, принять ее или нет. По правилам, которые установлены Европейским Союзом, если хотя бы одно государство и народ одной страны против этой конституции, то она не вступает в силу. Принцип большинства здесь не действует. Тони Блэр уже сказал, что если голландцы будут против, то он вообще не будет выносить этот вопрос на обсуждение англичан. Если фактически два государства против, французское и голландское, значит, по этой конституции звонит колокол.

 

Правительства европейских стран не хотят себя ослаблять

 

Если правительство какой-либо страны выносит проект конституции на голосование, значит, оно поддерживает этот проект. Правительства не хотят себя ослаблять, потому что процесс голосования – это удар по этим правительствам. У Тони Блэра и так крайне сложное положение, он выиграл последние парламентские выборы очень незначительным большинством голосов, и ему совершенно не хочется сейчас потерпеть еще одно поражение по вопросу о конституции. Поэтому многие страны просто ее не будут рассматривать, а это значит, что она снимается с повестки дня.

 

 

 

Rambler's Top100