Rambler's Top100

Пишет Виктор Милитарев ([info]militarev)
@ 2005-06-21 01:17:00
Previous Entry  Add to memories!  Next Entry
ШКОЛА ГОСУДАРСТВЕННАЯ - ЯЗЫК РУССКИЙ!
Итак, уважаемые коллеги, напоминаю вам еще раз. 23-го июня, если нам, конечно, в последний момент ничего не запретят, по адресу: сквер космонавта Волкова, возле дома № 8 по Ленинградскому шоссе будут проведены пикет и митинг. Пикет должен состояться в 17-30 , а митинг – в 18-00. Тема митинга и пикета – нехорошее положение дел, сложившееся в школе № 223.
Инициаторы пикета – Татьяна Шлихтер, Сергей Нестерович и я – представители Русского общественного движения. Русское общественное движение – новая правозащитная организация. За прошедший год мы провели пикет у посольства Катара в защиту наших граждан, незаконно задержанных в Катаре, три пикета и митинг в поддержку Александры Иванниковой. Готовим еще ряд правозащитных мероприятий, о которых будем вас своевременно информировать.
Инициаторами митинга, насколько мне известно, являются Петр Милосердов, Владимир Ермолаев и Александр Закондырин. Петр Милосердов представляет КПРФ, Владимир Ермолаев – Движение против незаконной иммиграции, Александр Закондырин – депутат местного муниципального собрания и член партии «Новые правые».
Как вы, наверно, уже знаете, вокруг школы № 223 уже не первый месяц происходит серьезный конфликт между учительским коллективом во главе с директором и местной общественностью, представляющей родителей обучающихся в школе учеников.
Общественность и родители обвиняют педагогический коллектив школы в том, что в ходе введения в учебный процесс школы так называемый «этногрузинской составляющей» были грубо нарушены права учащихся-негрузин и их родителей.
Так как мое предыдущее сообщение на эту тему было подвергнуто здесь довольно резкой критике, я, как и положено нормальному журналисту, перепроверил факты.
Несколько дней назад, в порядке подготовки пикета и митинга, инициативные группы встречались с представителями общественности района. По моей просьбе присутствующий на встрече от РОДа Сергей Нестерович побеседовал с несколькими родителями.
Все указанные мною в прошлом сообщении факты родителями были подтверждены. Действительно, в школе делались попытки массового привлечения негрузинских учащихся административным порядком к посещению грузинских факультативов. Действительно, делались попытки перевода общеобразовательных предметов, начиная с труда, на грузинский язык. Действительно, негрузинских учащихся пытались не допускать к занятиям в тренажерном зале, мотивируя это тем, что тренажерный зал куплен спонсорами не для них, а для учащихся грузинского происхождения. Более того, выяснилось, что запрет на использование негрузинами распространялся не только на тренажерный зал, но и на компьютерный класс. Подтвердились также и факты грубого обращения директора школы с протестующими родителями и факты административного наказания ею по школьной линии протестующих детей.
Другое дело, что в моем прошлом сообщении наличествовала одна неточность: на сегодняшний день все эти факты в прошлом. После очень громкого скандала, устроенного родителями негрузинских учеников, все это было прекращено. Впрочем, многие родители не считают это достаточным. По их мнению, проявленное директором школы г-жой Макацария хамство и нарушение прав учащихся столь беспрецедентны и беспардонны, что это дает полное основание для увольнения г-жи Макацария с занимаемого ею поста, переаттестации педагогического коллектива и пересмотра решения московских властей о внедрении в учебный процесс школы № 223 «этногрузинской составляющей». Кстати, перед родителями так никто и не извинился.
На сегодняшний день положение дел в школе № 223 можно охарактеризовать как своеобразный временный компромисс. В школе установлен своего рода «педагогический апартеид». В первую смену занимается «негрузинское большинство» (более 200 человек), а во вторую - «грузинское меньшинство» (более 70 человек). Занятия в первую и во вторую смену осуществляются одним и тем же педагогическим коллективом, в большинстве состоящем из педагогов грузинского происхождения.
При этом, насколько я мог понять, значительная часть педагогического коллектива состоит из новых российских граждан, получивших российское гражданство в течение последних нескольких лет. Некоторые родители высказывали опасения в том, что часть педагогов не очень хорошо владеет русским языком. Большинство родителей сходятся во мнении, что учительница английского языка говорит по-русски из рук вон плохо, что, естественно, отражается на качестве преподавания.
Было также сообщение о том, что дирекция школы придерживается двойного стандарта относительно прав родителей грузинских и негрузинских детей. Матерей-грузинок беспрепятственно пропускают внутрь школы, давая им возможность навещать своих детей как в классных помещениях, так и в школьной столовой. Остальным же матерям приходится посещать школу в стандартном, установленным во всех московских школах, порядке – т.е. в исключительно редких случаях и исключительно с персонального разрешения школьного руководства.
Родители жаловались также на то, что в школе полностью отсутствует внеклассные мероприятия, факультативы и кружки на русском языке. Все кружки и факультативы – исключительно на грузинском.
Родителями также высказывалось беспокойство, что школа, согласно постановлению московских властей, является единственным городским общеобразовательным учреждением с этногрузинской составляющей. По мнению некоторых родителей, это может означать то, что в ближайшие несколько лет в школе будут обучаться уже не 70, а 700 или 1000 детей грузинского происхождения, и для остальных детей просто физически не остается места. Так что придется отдавать их в другие школы, находящиеся на большем расстоянии от места жительства детей и родителей.
Наконец, многие матери жаловались на то, что у, скажем так, некоторых грузинских школьников существует обычай собираться стайками по 5-6 человек и бить попадающихся им под руку «одиночных» школьников-негрузин. По мнению сообщивших эту информацию матерей, многие дети на сегодняшний день являются уже просто терроризированными и запуганными такими неравными драками.
Наконец, со своей лично стороны, и со стороны моих товарищей по РОДу, не могу не высказать озабоченности следующими обстоятельствами. Насколько я могу понять, обучаемые в школе дети грузинского происхождения, являются гражданами России. Но при этом, их обучают на грузинском языке не только факультативным предметам, таким как история Грузии или грузинская культура, но и всем общеобразовательным. При этом обучение, насколько я понял, ведется не по российским общеобразовательным программам, а по грузинским. Таким образом, мало того, что не малы шансы на то, что у этих детей будут реальные трудности при поступлении в российские ВУЗы (начиная уже с сегодняшнего дня), но и велика вероятность того, что им преподают историю российско-грузинских отношений в версии митинговых речей г-на Саакашвили про многовековую оккупацию Грузии Россией.
Если же я ошибаюсь, и в школе учатся в основном дети иностранцев, то, разумеется, я не оспариваю права граждан Грузии учить своих детей так и тому, как это родителям нравится. Но, в таком случае, становятся абсолютно законными требования тех родителей-негрузин, которые считают, мягко выражаясь, неправильной ситуацию, когда в пользу детей иностранцев перераспределяются ресурсы муниципальной школы, существующей на деньги налогоплательщиков.
Описанный выше конфликт не носит ни политического, ни этнического характера. Это не конфликт москвичей-русских с москвичами-грузинами. Это даже не конфликт родителей и общественности с москвичами-грузинами. Это конфликт группы родителей учеников школы № 223 и общественности, выражающей интересы родителей, с педагогическим коллективом школы № 223.
Этот конфликт имеет прагматический, правозащитный и нравственный характер. Родители учеников школы № 223 как граждане России и налогоплательщики, желают, чтобы их дети в ходе учебно-воспитательного процесса в школе, получали те возможности, которые доступны ученику любой московской средней школы. По мнению родителей, негрузинские учащиеся школы № 223 имеют ограничения в доступе к некоторым из этих возможностей. Это прагматическая сторона конфликта.
Родители желают также, чтобы были раз и навсегда прекращены допускаемые педагогическим коллективом школы нарушения их прав и прав их детей. Они также желают получения компенсации за ранее нарушенные права. Это правозащитная сторона конфликта.
Наконец, родители считают, что действия педагогического коллектива школы во главе с г-жой Макацария в их адрес и в адрес их детей, являлись чрезвычайно оскорбительными. И они, в том числе и по этой причине, по причине желания натуральной компенсации морального ущерба, требуют от властей увольнения г-жи Макацария, а возможно и переноса эксперимента с «этногрузинской составляющей» в другую школу. Желательно построенную на деньги грузинской общины.
Теперь по поводу лиц, которые подвергали резкой и жесткой критике мое прошлое сообщение на эту тему, и, видимо, будут критиковать и это. Я хочу обратиться к ним с убедительной просьбой. В первую очередь, критиковать достоверность изложенных здесь мною фактов. Если же изложенные мною здесь факты подтвердятся, то я бы хотел услышать точку зрения, которая привела бы доказательства в пользу того, что требования родителей и общественности неправомочны и/или аморальны, несмотря на то, что все изложенные здесь факты – достоверны.
До сих пор ничего подобного я не услышал. Мне просто декларативно заявляли, что наша позиция аморальна и/или неуместна. Причем, делали это довольно безапелляционно и в резких выражениях. Я, конечно, в такой ситуации не могу точно знать основания позиции моих оппонентов. Если же я позволю себе домыслить их основания, то могу допустить, что они исходили из следующих соображений:
1.Любые конфликты, в которых может ощущаться любой , даже самый слабый, привкус этнического конфликта, освещать недопустимо. В том числе, во избежание дальнейшего разгорания конфликта.
2.Любой конфликт, который может быть в той или иной форме представлен как конфликт представителей большинства с представителями меньшинства (а тем более, конфликт большинства с меньшинством), должен всегда решаться в пользу меньшинства. Как минимум, из соображения великодушия. Поскольку нас, так сказать, много, а их мало.
3. В любом конфликте типа описанного в п.2 , позиция защитников интересов большинства глубоко аморальна, как попытка защищать право сильного на нанесение обиды слабому.
4. Любой конфликт между представителями коренного населения местности с приезжими должен решаться в пользу приезжих по причинам, указанным в п.3.
Не буду разбирать эти тезисы подробно, тем более что никто из моих оппонентов мне их напрямую не высказал. Скажу одно. Считаю эти тезисы лживыми и лицемерными. Остановлюсь подробнее на двух высказанных в мой адрес псевдоаргументах.
А именно. Нашу позицию приравнивали к позиции властей Латвии, борющихся против русских школ. Меня также обвиняли в разжигании международного конфликта, который приведет к тому, что власти Грузии начнут закрывать существующие там русские школы. Оба эти «аргумента» показались мне, мягко говоря, удивительными.
Разве руководство существующий в Грузии русских школ осуществляет дискриминацию нерусских учащихся? Разве руководство русских школ в Грузии осуществляет систематическую политику хамства в адрес родителей нерусских учеников? Наоборот, насколько мне известно, многие родители-грузины с удовольствием отдают своих детей в русские школы, рассчитывая на то, что это облегчит их детям возможность получения высшего образования и вообще дальнейшей карьеры в России. Аналогии с Латвией вообще смехотворны. Во-первых, грузины в Москве, в отличие от русских в Латвии, не насчитывают численности в 30-40% населения. Во-вторых, никто не настаивает, в отличие от властей Латвии на том, что если вы живете в России, то и среднее образование должны получать исключительно на русском языке. Никто не отрицает права групп родителей давать своим детям, при возможности, преподавание на родном языке. Но из этого ведь вовсе не следует, что мы должны терпеть от коллектива, возглавляемого г-жой Макацарией, хорошо знакомое нам по советским временам начальственно-административное хамство. Или же наши критики считают, что если в данном случае начальственное хамство пахнет не водкой с селедкой, а шашлыком с ткемали, то это уже достаточная причина его терпеть?
Итак, уважаемые коллеги, приглашаем вас на наше мероприятие и как журналистов, желающих профессионально осветить общественный конфликт, и (если вы не против), как граждан, желающих выразить свою гражданскую позицию.
ЗЫ. Да, и убедительная просьба, уважаемые коллеги. Не надо мне в очередной (уже в четвертый будет) раз присылать в качестве контраргумента статью из «Новой газеты». Эта статья даже не клеветническая. В клеветнической статье факты бы перевирались. Эта статья хуже. В ней с чисто советским изяществом гиппопотама автор пытается уйти вообще от обсуждения неудобных фактов. Из статьи можно выяснить всего лишь, что:
1. Директор Макацария – девушка молодая и красивая.
2. Она смотрит корреспонденту прямо в глаза.
3. При школе работает отличный детский грузинский ансамбль песни и пляски.
4. Оппоненты г-жи Макацарии в глаза корреспонденту не смотрят.
5. Несут какую-то невнятицу.
6. Имеют какие-то непонятные отношения с какими-то непонятными подростками.
7. Каковые подростки сплевывают и сквозь зубы цедят.
8. Что-то нехорошее про хачей.
В общем типичная советская брежневских времен заказная статья против диссидентов.


(Читать комментарии)

Добавить комментарий:

Как: ( ) анонимно- этот пользователь отключил возможность писать комментарии анонимно
 
Имя пользователя: Пароль: 
У вас нет аккаунта? Создайте его сейчас.
Тема:
HTML нельзя использовать в теме сообщения
  Не выполнять автоформатирование:
Сообщение:

Обратите внимание! Этот пользователь включил опцию сохранения IP-адресов пишущих комментарии к его журналу.
Not logged in.
(Create account.)
Rambler's Top100