Rambler's Top100

Эти руки, руки трудовые...

09/06 | 10:44
Егор Холмогоров (обозреватель)


В банке вакансий Московской службы занятости насчитывается свыше 140 тысяч предложений работодателей. А зарегистрированная безработица в Москве составляет 36 тысяч 900 человек, сообщил руководитель службы на пресс-конференции в Москве. 140 тысяч вакансий против 37 тысяч безработных, много это или мало? Размышляет наш обозреватель Егор Холмогоров.

Безработицу трудно назвать российской проблемой. Огромная страна, сохраняющая развитую инфраструктуру и, по крайней мере, имеющая претензии на высокий уровень жизни, явно недонаселена. Недонаселена наполовину, если не на две трети. Поэтому, когда советская власть гордилась тем, что она победила безработицу, в этом был известный элемент лукавства.

Чтобы победить безработицу в России, всегда достаточно заставить каждого согласиться на то, что ему предлагают, а не на то, чего он хочет, и обеспечить ему гарантированный прокорм. А чтобы создать десятипроцентную безработицу, которая у нас была в 90-е, необходимо было полностью обрушить инфраструктуру социальных гарантий и лишить людей работы в тех местах, откуда трудно уехать.

То есть уровень безработицы у нас продиктован не общенациональной потребностью в рабочих руках, а тем, что развал градообразующих предприятий и колхозов попросту убил некоторые города и села, вынуждая людей либо спиваться, либо уезжать. К тому же часть так называемой российской безработицы приходится на самом деле на теневой рынок труда, который весьма обширен и где обычно и заняты люди, которые официально нигде на работе не числятся.

В Москве и в общенациональном масштабе проблема скорее в нехватке рабочих рук и в их довольно странном перераспределении. Среди тех вакансий, которые фигурируют на биржах труда, почти нет вакансий работников производственной сферы - в основном это обслуживающий персонал, подсобные рабочие, менеджеры и так далее. Страна в основном перераспределяет, потребляет, торгует и покупает, но не производит.

Но зато сейчас мы наслаждаемся отсутствием очередей, так достававших в советские времена. Наслаждаемся, кстати, именно благодаря недавнему промышленному упадку. Если раньше на заводе работали десять симпатичных девушек, а в магазине одна, злая и измотанная к концу дня, то теперь ситуация обратная. Завод пустует, его цеха сданы под торговые помещения, в которых скучают иной раз по пять-шесть продавцов. Правда, очереди все равно образуются и при капитализме, поскольку часто работает все та же одна, а пятеро стоят рядом и на нее любуются. А что делать? Капиталистические отношения сами по себе никому еще и никогда любви к труду не прививали.

Rambler's Top100