Rambler's Top100

Виктор Милитарев

Рядовые участники «оранжевого» движения разочарованы новой властью на Украине

После прихода к руководству страной администрации Виктора Ющенко на Украине началось давление на власти восточных и южных областей, доходящее до судебного преследования. Ситуацию в республике мы обсудили с вице-президентом Института национальной стратегии Виктором Милитаревым.

 

- В каких выражениях можно описать то, что происходит на Украине в связи с репрессиями по отношению к лидерам восточных и южных областей и ряда предприятий?

 - Во-первых, подтвердилось все то, о чем предупреждали критики «оранжевой» революции. К власти пришли люди, ничем не отличающиеся по экономическому поведению от своих предшественников. Такая же вороватая команда, такая же нечестная. Она всего лишь отличается от прошлых властителей Украины гораздо большей мелочностью в части мстительности и злобности. Особенно «трогательны», на мой взгляд, уголовные дела против политических противников Ющенко, которые виноваты только в том, что во время избирательной кампании, приведшей его к власти, участвовали в мирных акциях протеста.

Открывают уголовные дела против Каурова в Одессе и Слюсаренко в Крыму, которые виновны только в том, что перегораживали улицы и не хотели пускать «оранжевые» пропагандистские команды в свои города. Этих людей пытаются судить, а те, кто блокировал весь Киев и на целый месяц захватил государственные учреждения и целый ряд частных и государственных владений, находятся у власти. Это просто позор.

- Это не может привести к «антиоранжевой» революции?

- Трудный вопрос. Дело в том, что русскоязычная часть населения Украины, хотя и считающая себя украинцами, разделяет все наши русские недостатки. Это люди порядочные и честные, но в определенной степени робкие, не склонные к громким крикам, не очень умеющие организовывать массовые действия. На этом и спекулируют их противники, которые, с одной стороны, очень хорошо подготовлены к протестным инициативам, а, с другой стороны, по своему темпераменту склонны к крику, к этакому артистическому поведению.

Но, конечно, этот барьер потихоньку ломается. Все-таки практически во всех крупных городах юга и востока Украины идут порой непрекращающиеся митинги, действуют палаточные городки. Они не очень большие, но они действуют.

Другое дело, что пока не понятно, сможет ли возникнуть новое общественное движение на базе старой бело-голубой оппозиции или оно возникнет в результате раскола «оранжевого» движения из части бывших «оранжевых», кто разочарован в тех, кого они привели к власти.

- Где может пройти этот водораздел?

- Судя по украинским интернет-сайтам и форумам на них, очень многие рядовые участники «оранжевого» движения говорят о том, что они крайне разочарованы. Другие высказываются в том плане, что они знали о возможных последствиях, хотя считали команду Ющенко меньшим злом. Но теперь они готовы выступить против действующей власти. С другой стороны, очень близка к тому, чтобы уйти в настоящую оппозицию Социалистическая партия, поддерживавшая Ющенко во время событий прошлого года. Виден глубокий раскол между Ющенко и Тимошенко. И при всем моем отсутствии симпатий к Юлии Тимошенко, должен признать, что ее позиция становится все более похожей на позицию бело-голубых.

- А то, что она фактически спровоцировала топливный кризис на Украине, не повлияет на ситуацию?

 - Вопрос непростой, потому что, если бы похожие события происходили в России, то я порекомендовал бы нашим властям вести себя так, как это делала Тимошенко. Другой вопрос состоит в том, что на Украине отсутствуют собственные нефтяные олигархи, и украинская власть имеет дело с российским частным бизнесом. И те претензии, которые я бы предъявил к этому бизнесу в России, трудно предъявлять на Украине. Но я также не могу сказать, что те либеральные меры, сторонником которых является Ющенко, могли принести пользу этой стране. Скорее Украина расплачивается за свою антироссийскую политику.

- Каким на Ваш взгляд будет дальнейшее развитие ситуации?

- Украинскую политику очень трудно прогнозировать, потому что украинские политики склонны к переговорам. Они регулярно предают друг друга, но потом мирятся. Поэтому вопрос заключается в том, продолжится ли традиционно украинская собачья свадьба или же свое слово скажет народ. Это в значительной степени непредсказуемо и зависит от политики нынешних властей по отношению к югу и востоку Украины. Если политика на уголовное преследование лидеров ряда областей и на зажим русского языка продолжится, то шансы на то, что русскоязычные украинцы скажут свое слово, будут достаточно сильными. Но все же такую вероятность я оценил бы в 30 процентов.

- Исходя из такой зависимости Украины от российских нефти и газа, Россия может влиять на украинскую политику?

- Для того, чтобы ответить на этот вопрос, мне хотелось бы знать, имеет ли украинская власть отношения только с нефтяными компаниями, которые, с одной стороны, злорадно пользуются антироссийским поведением украинских властей, а, с другой стороны, просто в своей обычной манере вздувают цены, как всегда по весне, когда начинается посевная. Или же мы имеем дело с осторожной политикой наших властей. Я не посвящен в этот вопрос, и это для меня составляет первую трудность в ответе. Вторая проблема состоит в том, насколько быстро пойдут работы по созданию Балтийской трубопроводной системы. Если удастся быстро ввести в строй северный транзит нефти и газа и одновременно найти замену украинским производителям в российском ВПК, то влияние России на украинские события будет очень сильным.

Третья возможность связана с тем, что мы сейчас начали процесс энергетической евроинтеграции. И если мы поведем этот процесс умно, то можем добиться ситуации, когда любая попытка украинских властей повышать плату за транзит вызовет немедленную реакцию Брюсселя против Киева, а никак не против Москвы.

 

Беседовал Алексей Диевский

 

 

 

Rambler's Top100