Rambler's Top100

Виталий Хлюпин: Ферганский котёл взорвался

 

То, о чем давно предупреждали специалисты, случилось. Ферганская долина рванула. Крышку с Ферганского котла, которую столько лет, напрягая последние силы, держал президент Узбекистана Ислам Каримов, сорвало. Пар пошел. Кровавый пар. Как по заказу, в продолжение «неожиданной» киргизской революции, случился не менее неожиданный узбекский бунт. На самом деле — неожиданный ли?

Движение (другие называют сектой) «Акромия» — «главное подозреваемое» в организации смуты — возникло еще в середине 1990-х годов как молодежное, призывавшее к обновлению и очищению, как религиозному, так и светскому. Спустя 15 лет молодежь подросла. Часть ушла в бизнес, причем весьма успешно. Часть ушла в веру и исламское движение сопротивления — «Хизб-ут Тахрир», а также Исламское Движение Узбекистана (ИДУ). Основатель и лидер мини-партии «Акромия» Юлдашев давно арестован и сидит в тюрьме. Сама «Акромия», а подобных «партий» в начале-середине 1990-х годов в Ферганской долине было несколько, признаков жизни до последнего времени почти не обнаруживала.

Однозначно квалифицировать «Акромию» как радикально-исламскую группировку/секту нельзя — это явное упрощение. Здесь дело сложнее. «Акромия» скорее регионально-клановая структура, протест которой был направлен, в большей степени, на режим Каримова и его наместников (хокимов), то есть на засилье «самаркандского клана». Конечно, агитация имела и исламскую составляющую, но это не главный фактор и, тем более, не причина «взрыва».

Эколого-демографическая ситуация давно уже поставила Андижан, как и всю Ферганскую долину, на грань выживания. Нет свободной земли, зато переизбыток населения. 70% современного населения долины — это безработные и малообразованные дети и подростки. Ферганской элите и так несладко в таком окружении, а тут еще прессинг хокимов, силовиков, налоговиков, Ташкента — а в Ташкенте нынче правит «самаркандский» клан Каримова, с которым боролись за власть в стране и отцы, и деды нынешних «акромистов».

В конце прошлого года очередным героическим усилием СНБ Узбекистана был раскрыт очередной государственный заговор: в Андижане арестованными оказались 23 едва ли не самых крупных местных бизнесмена. Были ли они мусульманами? Несомненно. Были ли они исламскими радикалами? Вызывает сомнение. Но они легко могут ими стать и сделать радикалами свою «пехоту» — всю эту «республику ШКИД» узбекских малолеток, от Намангана до Ферганы.

Радикализация в Центральной Азии — вообще явление стремительное и вирусоподобное. Сегодня он мирный ошпоз (варщик плова), завтра он тем же длинным ножом и столь же меланхолично тычет в живот солдату. Важно понять — «восстание Акромии» — это не просто бунт исламистов, и не только протест местных элит — это прорыв на поверхность политического ковра жуткой подспудной грызни за власть, за кресло преемника стареющего Ислама Каримова.

Специфика сегодняшнего момента — резкое обострение внутриэлитной напряженности вокруг плана передачи власти дочери президента — Гульнаре Каримовой. Данный сценарий по поручению отца, видимо, осуществляет глава СНБ Рустам Иноятов, который параллельно пытается решить в свою пользу и давний спор за лидерство среди «силовиков» с главой МВД Узбекистана Закиром Алматовым. Так получилось, что Алматов — выходец из пограничных с Казахстаном регионов (его жена — казашка), имеет репутацию (во многом, созданную Иноятовым) «инородца, чуждого узбекским интересам». Вместе с тем, у Алматова достаточно прочные связи с «ташкентским» кланом, который имеет свои кандидатуры «преемника» — это, например, первый вице-премьер Р.Азимов.

Следует напомнить о том, что триада современной узбекской государственности — это сосуществование трех «больших» кланов: «самаркандцы», «ферганцы», «ташкентцы». Единственная, главная и корневая опасность правящему режиму Ислама Каримова («Самарканда») — возможный союз против него двух оставшихся кланов. В этих условиях Иноятов объективно заинтересован в ослаблении позиций Алматова путем провоцирования локального конфликта, дабы обвинить потенциально самый опасный «ташкентский» клан в нелояльности, а Алматова — в подстрекательстве.

Второй момент: помимо «ташкентцев», планам Каримова-Иноятова могут помешать еще и «ферганцы», которые в данный момент крупных фигур не имеют, но обладают мощными родо-племенными структурами, свободным капиталом и опытом реактивной мобилизации в случае «стихийных» беспорядков по типу узгенской войны с киргизами или ферганских погромов турок-месхетинцев.

Общий интеллектуальный уровень вождей «ферганцев» — Салима Абдувалиева, издающего в Москве красочный журнал «Высшее общество» со статьями про самого себя, — однозначно показывает, что это люди, мягко скажем, мало предсказуемые. Их могут подставить, разыграть, спровоцировать, но, что самое страшное, они и сами могут отважиться на «свою игру».

Учитывая вышеизложенное, подлинную природу последних узбекских событий однозначно идентифицировать сложно. Вполне ясно с «кучей соломы» (аграрное перенаселение, армия безработных, внутриэлитная напряженность), ясно со «спичкой» (непосредственно накалил ситуацию длинный и дикий, как на заказ, процесс против 23-х «акромистов»), но можно только догадываться, кто эту спичку к соломе поднес. И совсем открытый вопрос — чем этот узбекский бунт, даже в случае его скорого подавления, закончится?

 

 

 

Rambler's Top100