Rambler's Top100

Михаил Леонтьев: Послание Путина похоже на сталинскую статью о перегибах в коллективизации

 

- Каково Ваше общее впечатление от президентского послания?

 

- Общее впечатление очень скромное, потому что проблем в стране накопилось дикое количество, а стратегии их решения нет. Об этом, собственно, президент и сказал в своем послании. Фактически он заявил, что мы занимались только реагированием на складывающуюся ситуацию.

 

- В чем отличие от предыдущего послания?

 

- Совершенно очевидно, что это послание построено на том, что предыдущее не было выполнено. Оно просто повисло в воздухе, потому что ответов на массу заданных тогда вопросов найдено не было. И сейчас президент констатировал, что вся политика последнего времени, увы, сводилась к реагированию, поскольку политика стабилизации и есть политика реагирования. Но никакой стратегии, никакого видения будущего в этом послании нет. Все, о чем говорил президент очень разумно и важно, но вся речь все же сводится к вопросам текущего управления, что не должно быть предметом ежегодного послания. И налоговая амнистия, и зарплата бюджетников, и, тем более, налог на наследство остаются очень важными вещами, но не имеющими отношения к стратегии.

 

- Как бы вы оценили жанр послания?

 

- Если говорить о жанре, в котором было выполнено послание, то оно напоминает известную сталинскую статью о перегибах в коллективизации. Но в то время реально проходила коллективизация, а сейчас ничего подобного нет.

И все же в этом послании есть очень серьезная фраза, о том, что если сейчас, когда созданы серьезные условия для масштабной работы, государство поддастся соблазну простых решений, то мы можем получить стагнацию. А это означает отказ от формулирования задач прорыва. То есть, качество современной бюрократии, которую президент описал, как чиновников, занимающимся бизнесом за государственный счет, качество современного аппарата не позволяет ставить перед ним последующие задачи.

 

- И что из этого следует?

 

- При этом потенциал гражданского общества остается невостребованным, а коррупция и безответственный персонализм будут стремительно нарастать, возвращая нас, подчеркиваю слова президента, на путь деградации экономического и интеллектуального потенциала страны. И здесь, хотел бы заметить логическую ошибку, нельзя возвращать нас на тот путь, по которому мы и так идем. Именно по пути деградации экономического и интеллектуального потенциала. Собственно, прорыв нужен именно потому, что мы идем по такому пути. Если бы мы шли другим путем, то, вероятно, никакой прорыв и не потребовался бы. Нельзя вернуться на тот путь, по которому и так идешь. С него можно только сойти. И президент сейчас говорит о том, что он с этого пути сойти не готов.

В этой ситуации можно представить два варианта: либо президент готовит какие-то кадровые решения, которые позволят хотя бы создать предпосылки для решения проблем, либо он считает, что это вообще невозможно.

 

- Невозможно?

 

- Ну значит - не судьба. Больной будет жить? Похоже, что нет. Но это один из вариантов.

 

- Что-то в речи понравилось?

 

- Наверное, достоинством нашего президента является то, что он не всегда и не полностью формулирует то, что собирается сделать.

 

- Это хорошо или плохо?

 

- Когда президентская политика носит конспиративный характер, а политика партий имитационный, то, может быть, в этой ситуации не все и нужно говорить. Но есть и другие варианты.

 

- Какие, например?

 

- Он объяснил, почему ничего нельзя сделать. На смену должна прийти политика, устремленная в будущее, а для этого нужно эффективное государство, в отличие от сегодняшнего. В принципе он повторил то, что было и в прошлом послании. Нынешний аппарат не годится для решения стратегических задач. Вероятно, за год такие задачи можно и не решить, но какие-то шаги в этом направлении хотелось бы видеть.

 

- Административная реформа все же идет.

 

- Но пока президент констатирует, что никаких задач она не решила. И это целиком и полностью содержится в послании.

 

- За год такие проблемы, наверное, действительно не решаются?

 

- Может быть. Но, во всяком случае, очевидно, что президент отказался от политики устремленной в будущее на основании того, что у него нет необходимых средств и инструментов. В этом собственно и есть смысл послания.

 

- Что нового можно отметить в принципах внешней политики?

 

- Прозвучала одна фраза, которая привлекла мое внимание. О том, что цивилизаторская миссия российской нации на ервазийском континенте должна быть продолжена. Эта фраза - очень интересный эвфемизм.

 

- Это было адресовано США?

 

- Это направлено в адрес России, нашего позиционирования на постсоветском пространстве. Я понял так, что Россия отказывается от навязываемого ей положения маленькой страны, а позиционирует себя как абсолютно равную по своим задачам, возможностям и ответственности державу.

Беседовал Алексей Диевский

 

Rambler's Top100