Rambler's Top100

Андрей Добров

Главная тема 9.03.05

Главный вопрос, который встал после ликвидации Масхадова – а что теперь? Вы смотрите «Главную тему», я – Андрей Добров.

ШАПКА

Одни говорят, что война с сепаратистами почти закончена, что теперь останутся только мелкие банды, которых передавят по одиночке. Другие говорят, что Масхадов станет иконой, которая сплотит террористов.

У меня создается впечатление, что Масхадов догадывался о своей скорой смерти. Потому что в последнее время он старался как можно скорее выйти из процесса, который сам же и начал. Все эти моратории на стрельбу, все эти предложения о переговорах, которые в последнее время сыпались из Масхадова, как из рога изобилия, могли означать то, что бывший президент Ичкерии считал – война проиграна. Пора садиться за стол переговоров.

 ((ЗАКАДР)) Впервые Аслан Масхадов участвовал в мирных переговорах с Россией в августе 96 года. Тогда он и Александр Лебедь подписали России Хасавьюртовское соглашение. Республика получила особый статус. Федеральная власть вывела войска, оставив Чечню на растерзание недобитым бандитам.

Примечательно, что до подписания Хасавьюртовского соглашения Масхадов планировал и руководил большинством боевых и диверсионных операций сепаратистов. Но именно этот договор поднял его на вершину власти. Уже через два месяца он стал премьер-министром республики. Затем новые переговоры: Масхадов договорился с Черномырдиным о принципах взаимоотношений между центром и Чечней. И в январе 97-го Масхадов становится президентом республики. И весной 99-го, пользуясь своей безграничной властью, он вводит в Чечне шариатское правление. Когда Басаев и Хаттаб решили распространить эту форму власти на соседний Дагестан и устроили вторжение, Масхадов сперва осудил их действия, однако затем объявил мобилизацию для борьбы с Россией.

В последнее время Масхадов не раз предлагал России сесть за стол переговоров. Впрочем, российские власти перестали видеть в нем сторону для переговоров.

 ((СИНХ, ТИТР: Валерий Манилов, начальник Генштаба вооруженных сил России))

пока Масхадов не отмежуется от террористов, он не станет участником переговоров.

Позднее Масхадов попытался действовать через российских либералов и даже решился на переговоры с партией солдатских матерей. Он заявил о приостановке боевых действий против федералов, пытаясь показать, что у него еще есть власть в республике и его надо воспринимать как значимую фигуру. Упорство, с которым Масхадов стремился к переговорам, может означать то, что он не надеялся больше выиграть войну с помощью оружия, что в предчувствии поражения он хотел обговорить условия своего выхода из игры.

Для части российских политиков Масхадов был необходимой фигурой. Либералам Масхадов был нужен, чтобы постоянно вытаскивать тему переговоров по Чечне. Тема эта, надо сказать, подгнила еще со времен Хасавьюрта. Но для Запада вполне годилась. Недавно образованная партия солдатских матерей вообще старалась сделать себе имя на переговорах с Масхадовым. Руководители этой партии даже выехали на переговоры с Закаевым в Лондон.

Никого особо не волновало, что эти люди вставали не на сторону даже чеченского народа, а на сторону лично Масхадова, который за весь чеченский народ уже ни в коем случае говорить не мог, да и мир предлагал не с чеченским народом, а с боевиками. То есть вся эта либеральная возня с Масхадовым была обыкновенным предательством во имя сиюминутных политических интересов. Сегодня Масхадов мертв.

Кстати, большая вина за то, что Масхадов мертв, лежит, я думаю, на Совете Европы. Как это ни парадоксально. Все помнят, что для вступления в эту странную организацию, Россия в свое время ввела мораторий на смертную казнь.

Так бы лидеров чеченских террористов сажали, судили и расстреливали в нормальных человеческих условиях. А сейчас получается, что они либо гибнут, оказывая сопротивление при аресте, то не выдерживают неволи и умирают чуть ли не от кариеса. Впрочем, думаю, что это тот случай, когда ни один нормальный гражданин России не будет упрекать судьбу за такие вот повороты.

Интересно, что обозреватели после известия о смерти Масхадова тут же вспомнили, как после войны НКВД ликвидировало национальное подполье на западной Украине.

Я склонен поддержать мнение тех людей, которые считают, что смерть Масхадова – это сильный, если не решающий удар по боевикам. Не знаю, насколько ликвидация Масхадова важна с военной точки зрения, но с политической – это определенно.

Во-первых, и об этом сейчас говорят многие, Масхадов был той фигурой, на которую постоянно указывали и наши, и западные либералы. Мол – вот вам вполне легитимный лидер чеченских сепаратистов, с которым можно договариваться. А кто не хочет договариваться, тот не демократ. Конечно, ни Запад, ни наши либералы не хотели понимать, что для России Масхадов после липового Хасавьюртовского договора, после нападения на Дагестан и после терактов – это абсолютно неприемлемая для переговоров фигура.

Во-вторых, Масхадов был фигурой, под которую давали деньги. Он, как и Басаев, своим авторитетом гарантировал то, то эти деньги пойдут на борьбу с Россией. Теперь таких гарантий стало вдвое меньше. Убьют Басаева – и кто тогда станет гарантировать, что сепаратисты на деньги спонсоров будут стрелять в русских солдат, а не станут покупать наркотики и дома в Панкисском ущелье? На сегодня все. Главная тема завтра, как всегда в 19.30. Всего доброго.

 

 

 

Rambler's Top100