Rambler's Top100
2005-02-28, Виктор Милитарев

Катамаранная Конституция

Виктор Милитарев, вице-президент Института Национальной стратегии:

Ельцинско-жириновская Конституция, на мой взгляд, была неадекватна изначально. Ее основной целью было  - гарантировать ельцинскую Семью от повторения 1993 года. Иначе говоря, Конституция 1993 года имела своей целью если не уничтожить российский парламентаризм, то свести значение Федерального Собрания, законодательных собраний в регионах и органов местного самоуправления к роли импотентных и бессильных придатков исполнительной власти. Практически ельцинская Конституция с ее всенародным избранием, как правило, беспартийных президента, губернаторов и мэров, ввела в стране плебисцитарную демократию, отказавшись, таким образом, от демократии как таковой.

А чего стоит действующая сегодня процедура внесения президентом в Государственную думу кандидатуры премьер-министра, когда президент может внаглую вносить одну и ту же кандидатуру все три раза, по-барски игнорируя несогласие Парламента. Эта процедура как будто специально была пошита непосредственно под самодурски-злобный характер г-на Ельцина.

Такой порядок формирования Правительства практически аннулировал конституционную новеллу 1993 года о пропорциональном представительстве на выборах в Госдуму, сводя значение политических партий в России к роли финансовых посредников при лоббировании интересов администрации президента и олигархических финансово-промышленных групп.

Основанное на ельцинской Конституции избирательное право практически содержало в себе скрытые имущественные цензы. Действовавший до недавнего времени порядок избрания депутатов в Госдуму практически жестко обрекал кандидата в депутаты становиться заложниками губернаторов, олигархических финансово-промышленных групп, а то и просто местных бандитов.

Парламентская республика при всех ее недостатках обеспечивает реальное и публичное представительство многообразных интересов практически всех группировок национальной элиты в органах государственной власти. При определенной политике цензов в парламентской республике становится также возможным реальное и публичное представительство хотя бы некоторых интересов большинства населения. Важнейшими инструментами такого представительства являются сильные политические партии (числом желательно значительно более двух) и их политическая конкуренция.

Вместе с тем, важнейшим недостатком парламентской республики является неустойчивость политических режимов при ней. В условиях богатого общества парламентская республика, на мой взгляд, все равно является лучшей из всех возможных форм правления. Богатое общество может позволить себе расплачиваться правительственными кризисами за уверенность народа в том, что его интересы представлены во власти адекватным образом.

Однако в нынешних российских условиях, условиях бедности подавляющего большинства населения и жесточайшего социального расслоения, такая плата была бы непомерно большой. Именно поэтому, на мой взгляд, разработчики конституционного проекта Института национальной стратегии дополнили институт парламентской республики своей новаторской и чрезвычайно оригинальной концепцией президентской власти. Предлагаемая нашим Институтом концепция при ее реализации могла бы придать российской власти свойства своеобразного "катамарана", то есть конструкции, с одной стороны, легкой, мобильной и маневренной, а с другой - чрезвычайно устойчивой.

Не могу исключить, что разработчики конституционных проектов в Администрации президента руководствуются именно названными выше целями. Однако от них здесь ничего не зависит. Все зависит сейчас от самого президента. Окажется ли он, как я многократно уже говорил, "Штирлицем, ставшим фюрером" или "оборотнем в погонах".

Если в политике Путина возобладают тенденции, представленные в деятельности господ Кудрина, Грефа и Зурабова, – продолжение монетизации льгот,  введение полной оплаты за жилищно-коммунальные услуги, внедрение платного здравоохранения и образования, приватизация учреждений науки и культуры, то у Путина никаких шансов нет.

Какие бы проекты ни придумывали мудрецы со Старой площади, но при продолжении политики тотального наступления на права трудящихся, пенсионеров и инвалидов, то есть на права всего нашего народа, за исключением жалкой кучки чиновно-олигархического ворья, ни Путину, ни любой его креатуре президентом в России не быть! Если, конечно, не осуществлять антиконституционный государственный переворот, желательно с оккупацией страны иностранными войсками.

Но если, наоборот,  будут проявлены и продемонстрированы народу те тенденции путинского правления, которые видны в деятельности федеральных министров Юрия Трутнева и Игоря Артемьева, то есть политику тотального наступления "на хвост" нефтеолигархическому ворью, политику, направленную на возврат народу доходов от ТЭК, по сути на возврат народу тех средств, на которые мы все достойно жили в последние десятилетия советской власти, средств, незаконно и подло отданных г-ном Ельциным в частные руки своих знакомых и знакомых своей дочери, то у Путина шанс есть. Но и в этой ситуации от мудрецов со Старой площади ничего не зависит. Потому что, если народ увидит в Путине своего народного президента, российского Рузвельта и Перона в одном лице, то народ выберет Путина или предложенного Путиным кандидата в президенты при любой Конституции.

Если речь идет о переходе к парламентской форме правления, независимо в форме ли, предложенной нашим Институтом, или в чистой форме, то народ на нее не отреагирует никак. Протесты нашего народа пока вызывает социально-экономическая политика властей. К конституционной теме мы в массе своей достаточно равнодушны. Впрочем, в случае объявления выборов в Учредительное Собрание полагаю, что большинство наших соотечественников с достаточным энтузиазмом примут участие в этих выборах.

Что касается нынешних российских элит, то значительная часть из них вполне способна понять, что публичное обсуждение своих интересов на парламентском поле с последующим поиском баланса если не этих интересов, то, по крайней мере, действующих сил, гораздо удобнее нынешней системы, основанной на наушничанье и пропихивании бумажек на подпись высокому начальству со всеми сопутствующими транзакционными издержками. Недовольны такой реформой могут быть только те группировки элиты, которые  в принципе, так сказать, "по жизни" не способны ни к публичности, ни к компромиссам.

Я здесь согласен с проектом нашего Института. Действующее Правительство должно быть правительством парламентского большинства. Однако кандидатуру премьер-министра должен выдвигать (после консультации с фракциями, но не обязательно соглашаясь с их решением) президент. Президент должен также обладать правом накладывать неотменяемое и неотлагаемое вето на те решения Правительства и Парламента, которые, по мнению президента, угрожают общественной стабильности и безопасности. Во всем остальном президент остается фигурой если не чисто представительской, то достаточно нейтральной. Все остальные функции исполнительной власти осуществляются Правительством. Парламент при таком разделении властей обладает приблизительно теми же полномочиями, какими обладал Верховный Совет России в 1990-1993 гг. (конечно, с поправкой на то, что в нашем случае парламент является единственным федеральным органом законодательной власти, не разделенным на ВС и Съезд нардепов).

© «Агентство Политических Новостей - Нижний Новгород» 2004.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на АПН-НН обязательна.
Информация о проекте: info@apn-nn.ru
Реклама на сайте: pr@apn-nn.ru
Rambler's Top100