Rambler's Top100

Андрей Добров

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА
14.02.05

ВИЗИТ ТЕРРИ ДЕЙВИСА В МОСКВУ


В Москву приехал генсек совета Европы Терри Дейвис. От Анжелы Дейвис он отличается не только прической, но и странным желанием советовать нашей стране, как себя вести. Вы смотрите Главную тему, я – Андрей Добров.

ШАПКА

П
родолжается история вокруг так называемого обращения Масхадова. Напомню, что недавно руководитель чеченских террористов Аслан Масхадов через газету «Коммерсант» предложил российским властям мирные переговоры и даже назначил своего представителя для встречи с Кремлем.

Понятно, что никакой встречи с Кремлем не было и не будет по той простой причине, что как лидер сепаратистов Масхадов несет ответственность за все преступления своих подчиненных и соратников – в том числе и за Норд-Ост, и за Беслан, и за метро Рижская, и за два самолета и так далее. Кроме того, переговоры с Масхадовым уже велись в Хасавюрте. Все это закончилось вторжением в Дагестан. Так что предлагать пойти на переговоры с Масхадовым может только крайне недалекий человек.

Вот таким крайне недалеким человеком и оказался генсек Совета Европы Терри Дейвис. В интервью «Эху Москвы» он заявил, что кровопролитие в Чечне можно прекратить только путем переговоров. Конечно, мне кажется, что Господин Дейвис понимает, что это предложение, прямо скажем, невыполнимое.

Поэтому он говорит осторожно. Цитирую: «Единственное, что могу сказать по этому поводу: Совет Европы может предложить, но не имеет права ни на чем настаивать. Последнее слово всегда остается за российскими властями». Но когда ему говорят – как же договариваться, если на другом конце стола – террористы? И тут господин Дейвис говорит, цитирую: «Называть человека террористом до тех пор, пока нет доказательств и судебного решения, противозаконно».

Поясню, что имел в виду господин генсек. После теракта в Норд-Осте многие западные и даже наши правозащитники вдруг подняли вопрос о досудебной расправе над террористами. Мол – террористов нельзя было убивать. Сначала суд должен определить степень их вины.

Только воспаленный ум может называть это правозащитой или демократией. Это, конечно, некая форма самого настоящего физиологического мазохизма. Когда у человека атрофирован инстинкт самосохранения. И если даже довольно терпимый и дипломатичный господин Дейвис занимается такой риторикой, то понятно – у Совета Европы на самом деле нет никаких способов помочь России в решении ее проблем. Но тогда встает вопрос – а зачем нам Совет Европы?

СЮЖЕТ СОВЕТ ЕВРОПЫ
Совет Европы - был создан сразу после второй мировой войны, в 49 году. Штаб-квартира – Дворец Европы в Страсбурге. Основатели этой политической организации видели ее главной целью объединение Европы. Чтобы полномочия Совета не пересекались с полномочьями НАТО и ЕС, основные направление его работы носят исключительно гуманитарный характер: права человека, социальные проблемы, образование, культура, спорт, молодежь, экология и т.д. Руководящий орган - Комитет министров. Туда входят министры иностранных дел всех стран-членов. Комитет обсуждает вопросы европейской политики и утверждает бюджет Совета Европы. Все решения Совета носят исключительно консультативный характер. Это рекомендации правительствам стран-членов. Утвержденные Комитетом тексты международных соглашений или конвенций должны быть ратифицированы национальным парламентом. Сейчас в Совете Европы 44 страны, в том числе Украина, Армения, Азербайджан, Босния.
Россия стремилась к вступлению в Совет Европы с момента распада Союза ССР. Первая заявка была подана в 92 году. Ни в ЕС, ни в НАТО нас никто не брал. И Совет Европы был единственной организацией, через которую Россия могла бы влиять на европейскую политику. К тому же вступление в Совет было вопросом престижа. В 1996 году Россия стала 39 членом Совет Европы. Для вступления многие российские законы пришлось приводить в соответствие европейскими стандартами. В частности. подписать несколько основополагающих документов Совета Европы – Устав и Декларацию по правам человека 50-го года. Основные претензии, которые предъявлялись России – отсутствие правого общества, т.е. гарантий прав человека, использование пыток и смертной казни, а также ужасное содержание российских заключенных. Несмотря на многочисленные замечания Россию приняли. Сделано это было в основном из соображений европейской безопасности. В хаосе, который возник после развала СССР, Россию безопаснее было иметь в качестве союзника.

Для России членство в Совете Европы – вопрос вынужденного престижа. Это – инструмент для решения многих вопросов. Например, как сейчас – когда шла речь об облегчении визового режима для въезда российских граждан в страны Шенгенского союза.

Но этот инструмент был нужен, пока наши позиции в мире были слабыми. Пока Ельцин дирижировал оркестрами, а не занимался внешней политикой. Сегодня Путин способен многие вопросы решать напрямую с мировыми лидерами. Например, самые крупные страны Шенгенского союза – Италия, Франция и Германия – уже пошли на облегчение визового режима после того, как Путин несколько раз обсуждал этот вопрос на личных встречах с лидерами этих стран.

Все же совершенно понятно и довольно просто. В Европе существует огромное число профессиональных чиновников, которые не умещаются в свои национальные рамки. Для них и придуманы все эти международные организации типа Совета Европы или ОБСЕ.

И вот они протирают свои сшитые по фигуре штаны в этих организациях, требуют к себе повышенного внимания, бюджетов, командировочных, персонала и так далее. Но при этом с точки зрения реальной ситуации это – армия политических импотентов. И господин Терри Дейвис имел несчастье стать генеральным секретарем такой вот мощной европейской шарашкиной конторы. Поэтому ему и приходится заниматься не только безнадежными, но и такими морально неоднозначными делами, как помощь Масхадову в его стремлении уйти на пенсию.
На сегодня все. Главная тема завтра как обычно в 19.30. Всего доброго.

 

 

 

Rambler's Top100