ТОВАРИЩ
ТЕМЫ ЗАСЕДАНИЙ КЛУБА "ТОВАРИЩ"
НОВОСТИ
| КЛУБ
| ТОВАРИЩ, ВЕРЬ!
| ОБЗОР ПРЕССЫ
| АНАЛИТИКА
| КРИТИКА
| ФОРУМ

Клуб работает с 7 августа 2003 года



АНАЛИТИКА

Виктор Милитарев: Качество жизни как национальная идея для России

– Пап, а люди существуют?

– Нет, сынок, это фантастика.

(Из рекламы)

I. Народные представления о хорошей жизни

Наш народ довольно давно имеет устойчивые и мало меняющиеся представления о "хорошей жизни". Время от времени они становятся массово осознанными. Это происходит в периоды относительного благополучия, когда что-то из этих представлений уже реализовано, а чего-то не хватает.

Не слишком удаляясь в исторические дали, можно в качестве примера привести конец девятнадцатого – самое начало двадцатого века. Но самый характерный пример дает перестройка.

Перестройка вызвала массовое воодушевление и большие надежды. Власти, и в первую очередь сам Горбачев, утверждали, что целью перестройки являются только улучшения – постепенное преобразование экономической системы посредством введения элементов экономической свободы, приобщение народа к мировой и русской культуре, значительная часть которой была от него закрыта, введение свободы политических и мировозренческих дискуссий, устранение политической цензуры, открытие для всех возможности ездить за границу, постепенное обеспечение всеобщей доступности товаров и услуг мирового рынка, введение реальной представительной демократии, политического плюрализма и многопартийности, устранение номенклатурных привилегий.

При этом обещалось, что уровень жизни каждого человека будет только улучшаться, что все позитивное, достигнутое к тому моменту, будет укреплено и расширено: зарплата возрастет, а безработица не появится, зато появится легальная возможность заниматься бизнесом, расширятся возможности сделать политическую карьеру, таланты во всех общественно- полезных сферах станут вознаграждаться по достоинству, исчезнут дефициты, образование и медицина станут более современными, в отпуск каждый сможет ездить не только по Советскому Союзу, но и за границу, широкие перспективы откроются перед учеными и изобретателями, общественный порядок будут еще лучше охранять модернизированные и гуманизированные правоохранительные органы.

Многое из этого было действительно реализовано, в том числе постоянно повышался уровень жизни.

Эти процессы настолько хорошо ложились на народные ожидания, что общество верило в скорую реализацию и всего того, чего пока достичь не удавалось.

Поэтому тот, кто пытался критиковать эти ожидания по содержанию, был обречен на поражение.

Но в борьбе за власть можно было пойти и более тонким путем. Демократы, возглавленные Ельциным, несколько лет твердили, что знают более быстрый и эффективный, более последовательный и гарантирующий невозможность возврата к старому путь реализации этого комплекса ожиданий и что Горбачев тормозит реформы и постоянно идет на уступки партийным консерваторам.

Население поверило группировке Ельцина, а та на "второй день" после получения власти отказалась от выполнения более чем половины из своих обещаний.

Подобные системы ожиданий были распространены на рубеже восьмидесятых и девяностых годов и во всех восточно-европейских странах. И во всех этих странах новые власти отказались реализовывать большую их часть. Но нигде в Восточной Европе обещания их выполнения не произносились так долго, как в Советском Союзе, и нигде обман не был произведен в столь же наглой и циничной форме.

Кроме того, ни у одной восточно-европейской страны не было такой же автономии принятия решений о своей будущей политической и экономической системе, какая была в Советском Союзе. А в Советском Союзе "перестроечная" экономическая система до кризиса не дошла, демократы не дали проверить ее жизнеспособность – даже пресловутые очереди конца 91 года имели место при главенстве Ельцина, а не Горбачева.

Поэтому нельзя сказать, что тот самый комплекс ожиданий был как таковой обречен на нереализуемость. Если бы Горбачев не совершил множество политических ошибок, то даже с его непродуманными экономическими новациями, возможно, были бы шансы повести страну по пути реализации этого комплекса. То, что у перестройки было еще очень много резервов, доказывает опыт Приднестровья, которое, можно сказать, развивает перестройку во враждебном и колоссально превосходящем его в силе окружении.

Сам по себе этот комплекс реально и даже в расширенном объеме воплотился в нескольких странах, и особенно в Швеции. Так что он ни в каком смысле не является утопией.

А во всех восточно-европейских странах, где от него отказались, дело всякий раз было не в экономической нереализуемости в имевшихся обстоятельствах (ни одной попытки предпринято и не было), а в политической воле властей.

То, что этот комплекс сознательно имеет в виду, и то, что он неявно подразумевает, лучше всего охватывается понятием "качества жизни".

II. Качество жизни

Понятие качества жизни вошло в употребление в последние десятилетия и обычно подразумевает реально имеющиеся у человека в данном обществе возможности, блага, жизненные перспективы, такие как возможность получить образование, пользоваться услугами медицины, иметь хорошее питание, пользоваться результатами технического прогресса, возможность реализовать жизненные планы, создать семью, иметь друзей, строить карьеру, участвовать в политической жизни, иметь обеспеченную личную безопасность, иметь доступ к достижениям культуры.

В середине 20 века в гуманистической психологии появилась концепция "базисных потребностей" человека. Идея качества жизни в той форме, как она используется в экономике и социологии, очень похожа на некий integrum этих базисных потребностей.

До сих пор одной из лучших является классификация потребностей, разработанная Абрахамом Маслоу. Его понятие базисных потребностей охватывает такие потребности, неудовлетворение которых заставляет человека болеть – физически или психически.

Маслоу ввел пять групп базисных потребностей: физиологические потребности, потребности в безопасности, социальные потребности, потребности в престиже и статусе, потребность в творчестве.

Можно сказать, что базисные потребности включают в себя все то, что человеку по-настоящему необходимо. Другие потребности возникают либо из погони за удовольствиями, либо из соревнований в престиже, либо из приспособления к слабому авторитарному общественному давлению, то есть такому давлению, противостояние которому не угрожает реализации человеком его базисных потребностей.

Концепция базисных потребностей опирается на интуитивное представление о существовании чего-то (при всех его сложности и многообразии) единого, как бы естественно присущего человеку, чего-то такого, что, вероятно, можно было бы назвать "природой человека", но не пытается ввести и обосновать такого рода понятие.

III. Права человека

Легитимацию и словно бы сакрализацию концепции базисных потребностей дает концепция прав человека. Но это не логический вывод, а переход на другой уровень осмысления. Это – как бы последовательное "высветление" темной идеи.

Понятие прав человека столь же невыводимо, как и понятие его базисных потребностей. Но в нем более зрима моральная постулативность.

Вера в права человека основана на вере в то, что все люди рождаются равными и свободными, а это очень сильное утверждение, ведь фактически все обстоит, казалось бы, ровно наоборот. Она очень похожа на религиозную веру и может быть охарактеризована как, во-первых, философская, светская вера, а во-вторых, моральная вера.

Из этой веры следуют гуманизм и персонализм, то есть утверждения о первенстве прав человека над правами общественных институтов. Права и свободы человека могут быть ограничены только правами и свободами других людей. В такой перспективе государство и экономика должны действовать в интересах человека и его прав, а не наоборот.

Утверждение прирожденности равенства и свободы людей требует противостоять всем формам эксплуатации, угнетения и дискриминации человека по любым основаниям: политическим, религиозным, национальным, сословным, классовым, экономическим, половым, возрастным и т.д.

Утверждением этой веры является признание прав человека священными и неотъемлемыми, и стоящими выше любого писаного права.

Полная система прав человека включает в себя как классические права и свободы, сформулированные еще в эпоху Просвещения и буржуазно-демократических революций, то есть личные и политические права, так и сформулированные позднее, в результате относительных успехов рабочего движения, социальные права.

Личные права – это право на уважение достоинства человека, на свободу и личную неприкосновенность.

Важнейшими из политических прав являются:

· свобода совести и вероисповедания, мысли и слова, право на публичное высказывание своих убеждений;

· свобода объединений и собраний;

· свобода передвижения и выбора места жительства;

· право принимать участие в управлении страной – непосредственно или через посредство свободно избранных представителей.

Основные социальные права – это:

· право на жизнь как право каждого человека на гарантию от угрозы голодной смерти;

· право каждого человека на труд, достойное применение его труда, достойные условия труда и достойную оплату труда;

· право каждого человека на охрану его здоровья и бесплатное медицинское обслуживание;

· право каждого человека на предоставление ему на условиях собственности или недорогой аренды жилья;

· право детей, стариков и инвалидов на государственное пенсионное обеспечение;

· право на бесплатное среднее и высшее образование;

· право на государственные гарантии защиты жизни и здоровья личности, право на гарантированный прожиточный минимум, право на гарантированный минимум социальных и культурных благ.

Над этой системой прав возвышаются два метаправа: право людей участвовать в решении тех вопросов, которые касаются их самих, и государственные гарантии недопущения дискриминации граждан при осуществлении ими своих прав и свобод.

Действие прав человека в полном объеме подразумевает одинаковые гарантии прав на личную свободу, активное участие в политических процессах и основных социальных прав. Они не могут подменять друг друга и использоваться друг против друга. Коллективные права в такой картине мира должны служить расцвету личности и наоборот, личные права должны укреплять справедливое общественное устройство.

Логическим завершением принятой всерьез веры в права человека является признание права народа на восстание в случае систематического нарушения властями прав человека.

IV. Базовые ценности

Права человека при всей их постулативности логически не безосновны. Они опираются на фундаментальные ценности свободы, равенства и справедливости, переход к которым дает следующий круг высветления идеи.

Идея свободы в данной логической схеме означает следующее: каждый имеет право делать то, что он хочет, если при этом он не препятствует такому же праву других.

Поскольку свобода при таком подходе прирождена каждому человеку, то эта ценность, очевидно, включает в себя ценность равенства.

Идея справедливости возникла из двух различных источников.

Один из них – это совместная деятельность. При равных вкладах участников справедливым считается деление полученных благ поровну. А при неравных вкладах справедливым признается деление в соответствии с вкладом. Таким образом, здесь также участвует идея равноценности людей.

Второй источник – обмен деятельностью между людьми или группами людей. Справедливым считается эквивалентный обмен. И здесь идея равенства также присутствует, но более опосредованно.

Таким образом, наиболее фундаментальной моральной идеей, охватывающей ценности свободы, равенства и справедливости является идея равноценности всех людей.

Кроме веры в справедливость, равенство и свободу практически все гуманистические мировоззрения признают еще два моральных постулата.

Во-первых, это вера в ценность товарищеских отношений между людьми, из которой вытекает право на развитие всех форм солидарности, социальной кооперации и социального партнерства, всех форм самоорганизации граждан, не наносящих ущерба законным правам других лиц, всех форм базисной демократии и социальной самозащиты в рамках закона.

Во-вторых, это признание самостоятельной ценности философии, наук, искусств, культуры и основанного на них образования. Из этого вырастает право на равный доступ к этим благам для всех людей.

Для тех, кто признает все вышеуказанные права и ценности, естественной целью становится создание такого общества, в котором обеспечены возможности свободного развития каждого человека, такого общества, в котором все люди будут иметь равный доступ к необходимым для жизни минимальным благам, в котором каждый ребенок будет учиться у хороших учителей, в котором каждый человек сможет выбрать занятие по своим наклонностям и способностям.

Такое общество должно быть обществом без сословий, классов и привилегий, обществом, в котором все формы труда будут пользоваться уважением в равной степени, в котором солидарными усилиями всех добиваются благосостояния для каждого и справедливо его распределяют.

V. Бытие человека

Ценности сами по себе не имеют смысла, если не существует такого особенного существа, которое производит оценку и имеет право ее производить. Поэтому следующим кругом высветления идеи качества жизни является постановка проблемы существования человека.

Веками пытливые и неравнодушные люди постоянно задавали себе главный вопрос, определяющий значение человеческого бытия: является ли человек в последнем счете всего лишь игрушкой судьбы или же он есть нечто существенно автономное, нечто существующее само по себе, – существо, чьи идея и предназначение еще только должны быть раскрыты.

Века и тысячелетия эксплуатации, порабощения, деспотизма, природных катастроф, войн, голода и болезней и просто сама смертность человека, казалось бы, однозначно свидетельствовали о том, что человек действительно есть игрушка превосходящих и неодолимых сил, тварь дрожащая, обреченная страданиям и приговоренная к гибели.

Но во все времена находились люди, которые знали и твердо на том настаивали, что человек есть нечто неизмеримо большее, что он имеет право на свободу и счастье и способен различать добро и зло. И такие люди всегда не только говорили об этом и обсуждали эти идеи, но и пытались воплотить их в жизнь.

Это знание недоказуемо, но основано на самой сильной интуиции, которая вообще нам доступна. Она имеет в виду то, что в христианстве очень хорошо названо богоподобием, "искрой божьей", присущей при этом всем людям. Но предмет этой интуиции по существу посюсторонний и в этом смысле не религиозный.

От ответа на главный вопрос зависит все остальное. Ведь если люди есть игрушки судьбы, то они просто по факту не равны, а отношения между ними всего лишь объективно складываются и тем самым, в сущности, не подлежат оценке; тогда и человеческие жертвоприношения, каннибализм, рабовладение, работорговля, эксплуатация и упрямая конкуренция становятся объективными природными явлениями, к которым каждый приспосабливается, как умеет.

Но если человек автономен, то все люди равны по природе и имеют равные права на этот мир, на свободу, на противостояние любой манипуляции, эксплуатации и господству; тогда отношения между людьми становятся правильными или неправильными, справедливыми или несправедливыми, и тогда появляются ценности человеческого достоинства, взаимного признания и уважения, солидарности и сочувствия, дружбы и любви; тогда человек получает право надеяться на что-то превосходящее все то, что ему до сих пор выпадало в истории.

Точнее сказать, существует не два вида последовательной идеологии: гуманистический и антигуманистический, а три - гуманистический социал-дарвинистский и тоталитарный.

Гуманизм – это мировоззрение, принимающее идею автономии человека. Противоположное же воззрение может быть разделено на два типа, в соответствие тому за какую именно "чечевичную похлебку" продается первородство человека в мире.

Тоталитарная идеология руководствуется внеморальной инстанцией, гетерономией личности. Тоталитаризмом является любое воззрение человека, которое ставит "любовь" к кому-то или чему-то намного выше, чем любовь этого человека к самому себе.

Социал-дарвинизм признает руководящей и высшей инстанцией эгоизм личности, дает сильный приоритет его эгоистическим интересам над всем остальным.

Гуманистическая же идеология есть идеология "срединного пути" с равенством или с небольшим приоритетом любви личности к самой себе над всем остальным. Подлинный (то есть нетоталитарный) коллективизм возможен также только на "срединной" основе, отдающей небольшой приоритет ценностям малой группы, а не самой личности, которая входит в эту группу.

Таким образом, в ходе последовательного прояснения идеи качества жизни человека в обществе мы пришли к идее гуманизма – к идее автономии человека в мире, к идее равноценности всех людей.

Это значит, что свойственные нашему народу сегодня стремления к обществу, в котором каждому человеку гарантированы высокий уровень и качество жизни, к обществу, в котором социальное неравенство сведено к минимуму, диктуемому неравенством трудового и предпринимательского вклада, ума и таланта,- неслучайны и непроизвольны!

Мы все не желаем жить в обществе, социальный строй которого является плохо замаскированным людоедством и рабовладением, а настаиваем на условиях жизни, единственно достойных человека.


ЧИТАЙТЕ
"Товарищ" рекомендует: приступаем к созданию рейтинга литературных произведений

ЭКСПЕРТНАЯ ЛЕНТА
  • Павел Святенков: Еврейский вопрос в России
  • Леонтий Бызов: Еврейский вопрос в России
  • Армен Асриян: Еврейский вопрос в России
  • Виктор Милитарев: Еврейский вопрос в России


  • ТОВАРИЩ, ВЕРЬ!
  • Тимур Шаов: Товарищи ученые
  • Анатолий Беляев: Мы не вышли с тобой
  • Александр Харчиков: Белый дом
  • Александр Харчиков: Реквием-93
  • Майя Алексеева: Когда придут наши
  • Николай Прилепский: Полугодовая панихида
  • Александр Крылов: Я не погиб...
  • Страна, которая где-то есть

  • ОБЗОР ПРЕССЫ
  • Интервью Владислава Суркова "Комсомольской правде"
  • Михаил Ходорковский: Кризис либерализма в России


  • АНАЛИТИКА
  • Сергей Черняховский: Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ)
  • Армен Асриян: Стерегущие дом
  • Михаил Денисов, Виктор Милитарев: Безвременные грезы российских либералов
  • Виктор Милитарев: Консерватизм и социал-демократия: параметры альянса

  • КРИТИКА
  • Михаил Денисов, Виктор Милитарев: Феноменология повседневной черной магии
  • Михаил Денисов, Виктор Милитарев: Русскоязычная фантастика как теневой духовный лидер

  • ССЫЛКИ
  • АПН
  • ФОРУМ - открытая электронная газета
  • Газета "Спецназ России"
  • ТРАДИЦИЯ
  • STOPPER
  • Михаил Харитонов. Ненаучная фантастика
  • КРЕМЛЬ.ORG
  • Полярная звезда
  • Журнал Виктора Милитарева
  • Информационное агентство РОСБАЛТ









  • поиск информации



    НОВОСТИ
    | КЛУБ
    | ТОВАРИЩ, ВЕРЬ!
    | ОБЗОР ПРЕССЫ
    | АНАЛИТИКА
    | КРИТИКА
    | ФОРУМ

    Полное или частичное копирование материалов
    приветствуется со ссылкой на клуб "Товарищ".
    Rambler's Top100


    По вопросам сотрудничества пишите info@ctvr.ru