ТОВАРИЩ
ТЕМЫ ЗАСЕДАНИЙ КЛУБА "ТОВАРИЩ"
НОВОСТИ
| КЛУБ
| ТОВАРИЩ, ВЕРЬ!
| ОБЗОР ПРЕССЫ
| АНАЛИТИКА
| КРИТИКА
| ФОРУМ

Клуб работает с 7 августа 2003 года



АНАЛИТИКА

Перспективы реализации «левого проекта» в современной России

Владимир Петухов

зав.отделом анализа социально-политических процессов

Института комплексных социальных исследований (ИКСИ) РАН

Современная Россия продолжает удивлять многих, особенно внешних наблюдателей, наличием целого ряда парадоксов: с одной стороны страна, бывшая в течение большей части ХХ века форпостом мирового коммунизма, стала, пожалуй, одной из самых правых на всем посткоммунистическом пространстве. Именно в России (особенно в начале 90-х годов) рыночные реформы проводились предельно радикально и жестко. Именно в России "правые" силы в различных своих ипостасях доминировали весь период после развала СССР, тогда как во многих странах Восточной Европы к власти неоднократно приходили партии левой, социал-демократической ориентации. С другой стороны ни в одной стране Восточной Европы, и это еще один парадокс, нет такой ностальгии по советскому прошлому, нет столь отчетливо выраженных симпатий к социализму как идее социальной справедливости.

Поэтому на вопрос о том, является ли Россия "левой" страной и каковы здесь перспективы возрождения социалистических идей, очень трудно дать однозначный ответ. Он имеет целый ряд аспектов, начиная от проблемы обнаружения в многообразии коммунистических и социалистических партий "носителя" этих идей, адекватного реалиям современной России и заканчивая многообразием интерпретаций самого понятия "социализм". Хорошо известно, в частности, что и в идейном и в практическом отношении социализм никогда не представлял собой единого целого. Причем, если идейно-политические аспекты этой проблемы вызывают определенный интерес (в основном в научных и политических кругах) и они периодически оказываются в центре дискуссий, то проблеме востребованности социалистических идей, что называется "простыми людьми", современными россиянами уделяется гораздо меньше внимания.

Учитывая это, хотелось бы остановиться на некоторых моментах проблемы реализации "левого проекта" в современной России именно в контексте динамики массового сознания и поведения россиян.

В целом исследования последних лет, как уже отмечалось, демонстрируют достаточно противоречивую картину. Прежде всего, обращает на себя внимание то, что социалистическая идея как таковая продолжает оставаться привлекательной для большинства россиян, и наоборот, понятие "капитализма" и все, что с ним так или иначе связано, вызывает отторжение. Понятно, что отношение к социалистической идее базируется главным образом на советском "мифе", который как показывают исследования продолжает оказывать влияние на умонастроения современных россиян. В то же время не подтверждается точка зрения, что "капитализм" и "Запад" это синонимы (см. таблицу 1).

Таблица 1

Чувства, вызываемые понятиями "СССР", "Запад", "капитализм", "социализм", %

Понятия 2000 2002

Положительные Отрицательные Положительные Отрицательные

СССР 86,5 13,5 84,1 13,7

Запад 46,7 53,3 51,6 39,1

Капитализм 33,7 66,3 28,1 64,0

Социализм 59,5 40,5 65,5 20,1

В целом 70-летний период существования советской системы россияне рассматривают как период и великих достижений и одновременно великих трагедий, через которые пришлось пройти народу в 20 веке. К позитивным сторонам советской системы большинство россиян (от 70% и выше) относят социальную защищенность, наличие идеалов, доверие между людьми, успехи в образовании, науке и технике, высокий авторитет страны в мире. К негативным же сторонам респонденты относят атмосферу страха в сталинские времена, отсутствие возможностей для личного материального преуспевания, гонения на церковь и отсутствие гражданских и политических свобод.

Развал СССР, повлекший за собой десятилетие "ельцинской" смуты, рассматривается как одно из самых трагичных событий 20 века. При этом россияне не склонны обвинять во всех бедах и неурядицах страны последнего периода КПСС и ее правопреемника КПРФ (см. таблицу 2), возлагая основную вину на двух ключевых персонажей российской истории М.Горбачева и Б.Ельцина, а также на самих себя, демонстрируя тем самым высокий уровень самокритичности.

Таблица 2

Мнение россиян о том, кто виноват бедах и неурядицах страны, %

Виновники бед 1994 2002

1 – КПСС 21,9 12,6

2 – Коммунисты (нынешняя КПРФ) 12,2 5,2

3 – М. Горбачев 29,0 32,1

4 – Б. Ельцин 18,1 34,0

5 – Международные финансовые круги 5,4 6,9

6 – Демократы 6,0 7,2

7 – Международный заговор против России 7,1 9,4

8 – США, американский империализм 3,7 5,5

9 – Евреи 4,5 3,6

10 – Мафия 20,0 25,5

11 – Номенклатура 26,1 15,8

12 – Спекулянты 8,3 4,9

13 – Националисты 5,3 2,4

14 – Мы сами 23,9 29,9

15 – Никто 0,5 1,8

16 – Затруднились ответить 8,6 15,0

Таким образом, "советская парадигма" остается в сознании людей, и по всей видимости еще долго будет оставаться, причем не только как воспоминания о прошлой жизни, но и в качестве своеобразной шкалы, по которой будет соотноситься это самое прошлое с сегодняшними реалиями.

В то же время все мы хорошо помним, что демонтаж СССР и социализма как системы был осуществлен без какого бы то ни было видимого противодействия со стороны большинства граждан тогдашнего СССР, включая россиян. Это связано, прежде всего, с тем, что к концу 80-х – началу 90-х годов, в период горбачевской перестройки, коммунистическая, социалистическая идея потеряла монополию, ей пришлось открыто конкурировать с другими идеологическими доктринами, а главное с другим (в данном случае, западным) социальным опытом, который на фоне определенной усталости от десятилетий застоя и особенно экономического кризиса выглядел весьма привлекательным. В результате в общественном сознании россиян сформировалась мировоззренческая конструкция, как выяснилось достаточно устойчивая, которая представляла собой своеобразный синтез фрагментов различных идеологических систем. С одной стороны, советско-социалистической (социальная справедливость, государственный патронаж и т.п.), а с другой, из отдельных норм и принципов, заимствованных из западного образа жизни (высокий жизненный стандарт, свобода выезда, свобода слова, свободы выборности органов власти и т.п.). Как показывают опросы, россияне ничего не имели и не имеют против рынка, демократии, предпринимательства и т.д. При этом, как явствует из данных таблицы 3, "отход" от идеи социализма лишь 15% рассматривают в качестве главной потери общества за последние десять лет, т.е. и снижение уровня жизни населения, и падение морали в обществе, и развал передовых отраслей промышленности, и даже резкое деление общества на богатых и бедных, по мнению многих россиян, происходило по причинам, не связанным напрямую с демонтажом социалистической системы.

Таблица 3

Оценка респондентами потерь для общества в результате реформ, % ( в порядке убывания)

Потери Доля ответивших

Снижение уровня жизни населения 53,6%

Падение морали в обществе 35,1%

Снижение авторитета России в мире 30,4%

Развал передовых отраслей промышленности, основанных на науке и высоких технологиях 27,7%

Утрата стабильности, безопасности 27,1%

Отсутствие должного порядка в стране 22,2%

Резкое деление общества на богатых и бедных 21,9%

Человеческие жертвы в войнах, вооруженных конфликтах 18,4%

Отход от идеи социализма 15,1%

Утрата чувства защищенности, уверенности в завтрашнем дне 13,5%

Распространение в России такого явления как терракты 13,1%

Это обстоятельство может быть интерпретировано по меньшей мере двояко. С одной стороны, как признание того факта, что все представленные в таблицы 3 беды и неурядицы начались задолго до отстранения КПСС от власти и своего пика достигли в конце 80-х годов не без участия тогдашнего руководства партии. А, с другой, свидетельствует о том, что россияне вообще не склонны "идеологизировать" социальную реальность, и не считают, что "отход" или приближение к каким-то идеям могут как-то серьезно повлиять на политическую и экономическую жизнь в стране.

В целом, в современном российском обществе социализм уже не рассматривается в качестве универсалистского проекта, а скорее воспринимается как фрагмент более сложных и многоаспектных целей перспективного развития. Возможно это связано с тем, что большинство россиян, также как и один из последних крупных марксистских мыслителей А.Зиновьев, считают, что социализм и коммунизм как социальная практика был по своему уникален и реализуем только в условиях "большого формата" и в особом типе цивилизации – в Советском Союзе, когда он мог на равных конкурировать со своим западным, капиталистическим антиподом.

Кроме того, следует учитывать, что, будучи "антикапиталистами" на уровне мировоззренческих установок, в повседневной жизни многие россияне весьма буржуазны. Не только результаты социологических исследований, но и повседневная практика показывает, что в качестве жизненных приоритетов многие видят, прежде всего, материальное преуспевание, главными считают не общественным интересы, а сугубо приватные – свои, своей семьи, и, наконец, не хотят брать на себя какую бы то ни было ответственность за происходящее в стране. Например, сегодня 63% не готовы жертвовать личным благополучием (заметим весьма скромным, если речь идет о материальной стороне этого благополучия) ни при каких обстоятельствах, даже если пойдет речь о "спасении страны", в то время как только треть россиян готовы пожертвовать личным благополучием ради общественного блага. В этих условиях реализация идей самоограничения во имя неких "сверхценностей", приоритета общественного интереса над личным, самоорганизации и солидаризма представляется если не выполнимой вовсе, то крайне затруднительной. Представить себе ситуацию, аналогичную той, что была в Италии в связи с утверждением нового трудового законодательства, когда миллионы людей по всей стране по призыву профсоюзов вышли на улицу, в современной России просто невозможно. И не только по причине слабости и даже продажности части профсоюзов, но и по причине того, что в самом обществе нет потребности в самоорганизации, в солидарных действиях. Впрочем, трудно было бы ожидать чего-то другого в условиях, когда произошла не только смена всего идентификационного пространства, всех "смысловых полей", но и радикальные изменения в образе и стиле жизни, когда очень многие люди оказались в ситуации, когда их перестало волновать что-либо, кроме необходимости элементарной адаптации их и их семей к новым обстоятельствам социального бытия.

Наконец, нельзя не учитывать и того, что за последние 10 лет россиянам по сути дела так и не было предложено внятной левой альтернативы. Не было ни оригинальных теоретических доктрин нового русского социализма, ни ярких и запоминающихся дискуссий, которые если и происходили, то в основном малотиражных и маргинальных изданиях и уже в силу этого не попадали в фокус общественного внимания. В политическом же пространстве все эти годы доминировала КПРФ, вопрос о принадлежности которой к левому социалистическому спектру до сих пор остается по меньшей мере спорным. Что же касается неоднократных попыток создания "левых" партий и движений, не связанных напрямую с коммунистической традицией и ориентирующихся на социалистические и социал-демократические ценности, то большинство из них были обречены на провал либо по из-за номенклатурного характера некоторых из них, либо по причинам, о которых говорилось выше: крайняя индивидуализация социального бытия, невостребованность обществом "левого проекта".

В последнее время ситуация, однако, начинает меняться. Период "ельцинской смуты", когда все внимание и силы граждан были сконцентрированы на элементарном выживании, российским обществом, или, во всяком случае, его значительной частью, пройден. А это значит, что в скором времени появится запрос на обновление "проблемного поля", то есть появление новых идей, а главное – новых их носителей. Судя по результатам исследований ИКСИ РАН, основу этого запроса составляют две идеи: первая – идея социальной справедливости в широком смысле этого слова и вторая – идея противодействия засилью в современном российском обществе бюрократии и государственного произвола, т. е. социал-демократические идеи в своей основе.

Это подтверждается, в частности, ответами респондентов на вопрос об их отношении к гипотетической возможности появления в России тех или иных новых политических партий (см. таблицу 4).

Таблица 4

Степень готовности россиян поддержать новые политические партии, %

Возможные новые партии Такая партия нужна, и я готов (готова) ее поддержать Такая партия нужна, но я не готов (не готова) ее поддерживать Такая партия не нужна

1. Партия "социальной справедливости" 65,4 15,9 18,8

2. Партия активных, успешных людей 17,7 29,2 53,1

3. Партия государственных служащих 22,0 22,8 55,2

4. Русская партия, выступающая за ограничение наплыва в страну эмигрантов 33,0 21,5 45,5

5. Партия "прав человека" и борьбы с государственным произволом 40,7 21,3 38,0

Понятно, что в данном случае речь идет о гипотетических возможностях, которые еще нужно реализовать на практике. Тем не менее, уже из вышеприведенных данных видно, что потребность в каком-то субъекте, который сумел бы аккумулировать эти два взаимосвязанных между собой запроса общества, велика. Это, кстати говоря, совсем не обязательно должна быть какая-то новая партия или вообще партия. В принципе, этот запрос может реализовать какая-то часть нового поколения постельцинской элиты и даже сама власть в лице, прежде всего, президента. Учитывая чувствительность В.Путина к общественному мнению, нельзя исключать того, что на следующих президентских выборах В.Путин пойдет под "левыми знаменами". Экономическую же основу "левого поворота" России может составить экономический рост последних лет, хотя и небольшой, но достаточный для постановки вопроса о более справедливом перераспределении "общественного пирога". Уже сейчас активно обсуждается вопрос о том, почему возросшие доходы государственного бюджета мало сказываются на толщине кошельке отдельно взятого россиянина. Представляется, что эти вопросы будут звучать все чаще и настойчивее и адресоваться непосредственно Президенту России.

При этом, как показывает исследование, у россиян нет завышенных требований к государству, и идеи социальной справедливости они понимают вовсе не как уравниловку. Большинство из них хотели бы иметь равные стартовые условия, а также, чтобы люди вознаграждались за свою работу в соответствии со своим трудовым вкладом, уровнем образования, квалификацией, а не по каким-то иным, не всегда понятным обществу, критериям и принципам.

Что же касается социальной базы "нового социализма", то таковой базой может стать средний класс и, прежде всего, работники умственного труда, а именно технический и управленческий персонал промышленных предприятий, научные работники, работники медицины, образования, служащие. Всех их отличает то, что они совмещают в себе трудящегося человека с собственником, владеющим особого рода капиталом – интеллектуальным, культурным. Поэтому и в жизни они сознательно или бессознательно тяготеют к идеологии, исповедующей принцип такого соединения, то есть к идеологии социал-демократизма. В целом в России, по данным наших исследований, средний класс уже достигает почти трети населения страны. Тех слоев, о которых говорилось выше, конечно, существенно меньше. Кроме того, они пока еще слабо структурированы не только социально, но и идеологически и политически. Тем не менее, уже сейчас людей, открыто заявляющих о своей приверженности левой (некоммунистической, а социал-демократической) идеологии, насчитывается примерно 5–7%. Учитывая тот факт, что еще значительное число россиян не имеет отчетливо выраженных идеологических и политических установок (таких насчитывается до 40%), нельзя исключить существенного расширения электорального потенциала новой социал-демократии.

Таким образом, в постельцинской России, пожалуй, впервые появились предпосылки не только для развития идей нового социализма, но и формирования новых политических субъектов, базирующихся на этих идеях. Но одновременно есть много того, что препятствует этому. Здесь многое будет зависеть, во-первых, появятся ли в России достаточно многочисленные группы и слои, которые не только в состоянии делать рациональный политический выбор, но и сами готовы включиться в процесс борьбы, в данном случае, за развитие России по социал-демократическому пути; во-вторых, от интеллектуальной элиты, ее способности сформулировать новую "повестку дня" для будущей России, в том числе базирующуюся на социал-демократических идеях и принципах.


ЧИТАЙТЕ
"Товарищ" рекомендует: приступаем к созданию рейтинга литературных произведений

ЭКСПЕРТНАЯ ЛЕНТА
  • Павел Святенков: Еврейский вопрос в России
  • Леонтий Бызов: Еврейский вопрос в России
  • Армен Асриян: Еврейский вопрос в России
  • Виктор Милитарев: Еврейский вопрос в России


  • ТОВАРИЩ, ВЕРЬ!
  • Тимур Шаов: Товарищи ученые
  • Анатолий Беляев: Мы не вышли с тобой
  • Александр Харчиков: Белый дом
  • Александр Харчиков: Реквием-93
  • Майя Алексеева: Когда придут наши
  • Николай Прилепский: Полугодовая панихида
  • Александр Крылов: Я не погиб...
  • Страна, которая где-то есть

  • ОБЗОР ПРЕССЫ
  • Интервью Владислава Суркова "Комсомольской правде"
  • Михаил Ходорковский: Кризис либерализма в России


  • АНАЛИТИКА
  • Сергей Черняховский: Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ)
  • Армен Асриян: Стерегущие дом
  • Михаил Денисов, Виктор Милитарев: Безвременные грезы российских либералов
  • Виктор Милитарев: Консерватизм и социал-демократия: параметры альянса

  • КРИТИКА
  • Михаил Денисов, Виктор Милитарев: Феноменология повседневной черной магии
  • Михаил Денисов, Виктор Милитарев: Русскоязычная фантастика как теневой духовный лидер

  • ССЫЛКИ
  • АПН
  • ФОРУМ - открытая электронная газета
  • Газета "Спецназ России"
  • ТРАДИЦИЯ
  • STOPPER
  • Михаил Харитонов. Ненаучная фантастика
  • КРЕМЛЬ.ORG
  • Полярная звезда
  • Журнал Виктора Милитарева
  • Информационное агентство РОСБАЛТ









  • поиск информации



    НОВОСТИ
    | КЛУБ
    | ТОВАРИЩ, ВЕРЬ!
    | ОБЗОР ПРЕССЫ
    | АНАЛИТИКА
    | КРИТИКА
    | ФОРУМ

    Полное или частичное копирование материалов
    приветствуется со ссылкой на клуб "Товарищ".
    Rambler's Top100


    По вопросам сотрудничества пишите info@ctvr.ru